/news/novosti/?id6531 БукмекерПаб
БукмекерПаб
Новости

32 портрета в тренерской галерее

ЧМ-2010

Они прошли перед нами пестрой колонной. А некоторые еще идут, но таких теперь осталось лишь восемь. Кто-то двигался в общем строю, кто-то специально или ненамеренно из него выбивался. Одних теперь ждут задворки, других слава, третьи во что бы то ни стало постараются попасть на следующий парад и вклиниться в новую колонну. Каждый из них оставил свой след. Какой именно?

Воспользовавшись тем, что перед четвертьфиналами чемпионат мира взял короткую паузу, специальный корреспондент "СЭ" позволил себе предаться размышлениям о едва ли не самых заметных персонах нынешнего первенства.

Евгений ДЗИЧКОВСКИЙ
из Дурбана

Бесконечный субъективизм автора вынуждает его не просто пройтись по этой виртуальной галерее, а каким-то образом все портреты классифицировать. Рядовое разделение на плохих, хороших и средних, мне кажется, не подойдет, поскольку палитра тренерских личностей ЧМ-2010 куда красочнее. Ведущие, ведомые и сопереживающие? Уже теплее, но все равно не то. Бедновато как-то получается, не всеохватывающе.

Если уж и загонять неординарных людей в какие-то рамки, то в нестандартные и не квадратные.

ВОТ УЖ ОКНА ЗАЖГЛИСЬ, Я ШАГАЮ С РАБОТЫ УСТАЛО

У тренеров, составляющих эту группу, крепкая ремесленническая жилка, четвертый, а может, даже пятый слесарный разряд. Что-то в них есть, это все понимают. Никто не может сказать, что именно.

Мексиканец Хавьер Агирре, набив руку на родных "Атланте" и "Пачуках", дослужился в свое время до мадридского "Атлетико" и даже "Осасуны". Результат там показал неплохой, да и в ЮАР, как говорится, страсть явил. Для более полного понимания нами его потенциала Агирре неплохо бы проявить себя в крайних условиях: выиграть Лигу чемпионов, скажем, с албанской "Влажнией" или не выйти на ЧМ из южноамериканского отборочного турнира с Бразилией. Увы, таких возможностей судьба ему может не предоставить. А потому место мексиканца на данный момент - в бригаде квалифицированных мастеровых.

В этой же бригаде Пим Вербек. Как и всякому голландцу, оказавшемуся в гусеничной колее вслед за Хиддинком, ему приходится идти по жизни сквозь пулеметный огонь сравнений. Иногда они валили его с ног, как это было в Южной Корее, не принявшей Пим Вер Бека после великих Гус Хид Динка и Ад Во Ката. В Австралии такого не случилось. Команду голландец сколотил странную, но не смешную, во всяком случае. При этом поколение нынешних австралийцев, пожалуй, уступает тому человеческому материалу, с которым имел дело Хиддинк в 2006 году, как минимум в двух моментах: в остервенелости и физической мощи.

О Вербеке же едва ли не больше его самостоятельной австралийской работы говорит другое: его страсть к малым формам. То, что он часто был вторым, - полбеды. Но зачем уважающему себя специалисту работать с командой Нидерландских Антильских островов или идти техническим директором молодежных сборных Марокко (а именно туда сейчас Вербек и собрался), понять сложно. Возможно, это связано с потаенным желанием поработать хоть где-то, куда еще не ступала нога Хиддинка.

Серб Радомир Антич вновь напомнил о себе как о человеке, способном сначала напрячь все казино удачными ставками на красное и черное, а затем спустить намытое при попытке сыграть зеро. Выиграв в 1996 году чемпионат и Кубок Испании с мадридским "Атлетико", в "Барселоне" Антич сдулся, как проколотый воздушный шар. А триумфально протащив в ЮАР сборную Сербии, отчалил вместе с ней на малом ходу и с дырявыми парусами. Латать их большой специалист средней руки продолжит еще как минимум два года.

Еще один представитель этой группы - португалец Карлуш Кейрош. Ему повезло с внешностью. Есть в Кейроше что-то от Гойко Митича, принесшего при всепобеждающем социализме хорошие барыши гэдээровской киностудии DEFA. Этакий, знаете ли, индеец, которому, как поется в известной песне, "завсегда везде ништяк". Но не в ЮАР, как выяснилось. И не в "Реале". И еще много где "не".

Вот вратарь у Кейроша был отличный, хотя и выступает Эдуарду за не очень звонкий клуб "Брага", - об этом чемпионат мира представление дал. О самом Кейроше сказать нечего. Верил в Криштианчика. Тасовал состав, как карты Таро, словно провел отборочный цикл с другими футболистами. Свято доверял Рикарду Коште, от которого плевалась португальская пресса, и не свято - Данни.

После победы со счетом 7:0 над северными корейцами расправил крылья, как горный орел. Одна беда: в остальных матчах игра его команды была откровенной серятиной.

И НА ГРУДИ ЕГО МОГУЧЕЙ ОДИН МЕДАЛЬ БОЛТАЛСЯ КУЧЕЙ

В группе орденоносцев - три персонажа. Все овеянные славой, насквозь заслуженные, шибко уважаемые. И всех их объединяет общая черта: турнир в Южной Африке никак не сказался на авторитете и мировом признании этих тренеров.

Карлос Алберто Паррейра в очередной раз доказал - он мужик и профессионал. Потребовалось в 1994 году "задушить" фестивальных бразильцев ради золота чемпионата мира в США - задушил. Понадобилось подарить южноафриканцам праздник - подарил, придав игре своих туземцев ту самую фестивальность. Потаскал за пиджак Доменека, отказавшегося жать ему руку (удивительно, что Паррейра вообще подошел с этой целью к человеку, сидящему в яме с компостом), и засобирался на родину: соскучился по семье. Познакомившись немного с южноафриканскими реалиями, не стану его за это укорять: специфическая страна, хотя и добрый народ. Правда, не весь.

Оттмар Хитцфельд обыграл саму Испанию. С учетом размеров Швейцарии, силы ее чемпионата и ряда кадровых проблем немец сделал все, что мог. И уж точно превзошел во всех отношениях некоторые другие страны - жутко большие и настолько же запутавшиеся в собственных возможностях. Сейчас вот один из клубов тех самых стран купил лучшего бомбардира швейцарского чемпионата и весьма этим доволен. Тем временем лучший бомбардир собственного чемпионата отчаянно семафорит: "Хочу быть россиянином". Его внимательно слушают, дискутируют по этому поводу, но ничего не предпринимают. Не хотят? Вряд ли: просто некому принять решение.

Фабио Капелло, как ни странно, тоже сделал все, что мог. Будь на его месте какой-нибудь Кейрош, его давно размазали бы по забору за те чудачества, что вытворял Капелло со сборной Англии. Однако авторитет итальянца столь велик, что над его головой топор критики вздымается с трудом: это же Капелло! Раз он делал что-то, значит, так нужно было, уж кому, как не ему, разбираться в футболе досконально!

Отстегнул Уолкотта? А вы его стометровку засекали, пульс щупали, кровь брали? Капелло засекал, щупал, брал. Выпускал на поле буратинистого Хески? А откуда вы знаете, какую задачу ставил ему тренер? Быть может - смешить народ, пока Руни и Ко под это дело станут наваливать соперникам полные авоськи.

Нет, случай с Капелло далеко не однозначен. И в куда большей степени, чем о квалификации тренера, провал британцев заставляет говорить об общеанглийских проблемах - вредной перед ЧМ усталости игроков после тяжелейшего сезона, засилье легионеров, крокодильей роли английской прессы в судьбе сборной.

Капелло же Капелло и останется. Во всех смыслах. Работать в Англии, быть может, ему сейчас хочется меньше, чем прежде, но признаться в этом - значит, потерять бешеные деньги. И потому Дон Фабио, сделав по традиции зверское лицо, пообещал устроить всем в этом футбольном вертепе кузькину мать. А если вертеп против, пусть деньгами и ответит.

МАДАМ, УЖЕ ПАДАЮТ ЛИСТЬЯ

И снова три фигуры - Отто Рехагель, Висенте Дель Боске, Марчелло Липпи.

Немец упустил момент, когда надо было уходить из сборной Греции. Странно, что он вообще так долго - девять лет! - работал в этой сложной и противоречивой стране. Был кумиром после золота Euro-2004 - это понятно. Но кумиром более молодым! А Королю Отто сейчас 71. И что впереди - копание на грядках с розами или новая тренерская маета, - ясно не вполне.

Его команда состарилась вместе с ним морально и футбольно. Загоракисы и Делласы ушли на отдых, а Карагунисы и Кацуранисы от частого употребления сувлаки-каламаки изрядно потяжелели. Рехагель может поставить галочку в списке своих рабочих дел: "В ЮАР побывал". Но зачем он решился на эту поездку, лучше никому не объяснять - можно не найти нужных слов.

Дель Боске нет еще и 60, но вид у него – как будто гораздо больше. Возможно, я к нему необъективен, но мне кажется, что его вполне устраивает роль испанской домашней реликвии. А еще мне кажется, что со сборной своей страны добрый старикан пока не справляется. Он укрывает ее пледом и приносит ей в постель сангрию, а та лишь костенеет с каждой игрой от такой заботы, хотя внешне вполне здорова. Думаю, не покой испанцам нужен и не сказка на ночь, а нечто встряхивающее, способное озлобить. Да и на самого Дель Боске, вышедшего из берегов, любопытно было бы посмотреть. Может, в четвертьфинале?

Липпи искренне жаль. Стекла в очках Пола Ньюмана стали слишком толстыми, а перед чемпионатом еще и запотели. Он так и не понял, что происходит с его командой, а та не смогла выжать из себя ничего, кроме слез Квальяреллы. И ведь ладно бы в одном Липпи и в одном чемпионате было дело. Итальянцы вообще могут угодить на пару лет в пыльный мешок, поскольку их звезды а-ля Монтоливо, как считается, пока дозревают. Только вот - правильно ли это считается?

СОЛОВЬИ, СОЛОВЬИ, НЕ ТРЕВОЖЬТЕ СОЛДАТ

Главка будет короткой, поскольку многого о людях, ничем себя по большому счету не проявивших, не скажешь по определению. Два члена шведской тренерской семьи - Ларс Лагербек и Свен-Еран Эрикссон - по-тихому в ЮАР приехали, не громко и возвернулись. Первый позволил себе пожаловаться на то, что у него было слишком мало времени на подготовку команды. Как будто он не знал, когда возглавил Нигерию, сроков начала чемпионата мира. Второй не брякнул и этого. Единственное, чем запомнился Эрикссон, - тоскливым взглядом на поле во время игры с бразильцами, которых его безнадежные ивуарийцы топтали бутсами, как термитов в саванне. "Что я здесь делаю? - говорил тот взгляд. - Ведь эти люди совсем не моего фасона".

Третий был молчалив - скорее в силу традиций собственной страны. Возможно, Ху Джун Му в быту как раз-таки неуемный ньюсмейкер. Но выглядел он довольно замкнуто, и цельного впечатления о себе составить не позволил. А из нецельных - обещание устроить Марадоне, которого 24 года назад опекал на поле лично, адскую мясорубку, что обернулось поражением со счетом 1:4. А также приглашение в команду голландского спеца по футбольному функционалу Раймонда Верхейена - при том что сам Ху Джун Му занимал в свое время сборной пост тренера по физподготовке. Все-таки велико оно - корейское преклонение перед голландцами.

И еще один то ли географический, то ли гастрономический факт. Прозвище Ху Джун Му - Джиндогэ в честь охотничьей породы собак, выведенной на его родном острове Джиндо. Оказывается, в Корее охотятся не только на собак, но и с ними самими.

ТЫ НЕ БОЙСЯ НИ ЖАРЫ И НИ ХОЛОДА, ЗАКАЛЯЙСЯ, КАК СТАЛЬ

Американец Боб Брэдли одной своей внешностью произвел глубоко аскетичное впечатление. Сухой и напряженный, он постоянно хмурил брови во время матчей, насыщая окружающее пространство неземной конкретикой. Конечно, под такой личиной может скрываться кто угодно, даже картежник и жуир. Но куда более подходящими ему выглядели бы, например, послематчевые занятия йогой или хождение по раскаленным углям вперемешку с колючей проволокой. Что лишний раз подтвердила гневная отповедь, которую Брэдли дал на днях футбольным симулянтам. "Гады они, - сказал. - И пакостники". Во всяком случае, таков был общий смысл.

А команду он создал хорошую, живую и упертую. Без гламура.

Северный кореец Ким Джон Хун в подкорке, быть может, и не хочет закаляться, а также закалять свою сталь, но запрограммирован на другое и остановиться уже не может. Футбольный люд здесь, в Южной Африке, потешался над тренером из Страны круглосуточной жесткости, а пресса осторожно провоцировала его на разного рода ляпы. Временами что-то такое в его высказываниях и впрямь проскальзывало, но на самом деле то, что казалось журналистам ляпами, было твердой позицией убежденного кимирсеновца, воспитанного в совершенно другой системе координат.

Но я бы обратил внимание вот на что. Возможно, северных корейцев и впрямь должны были встретить в Пхеньяне как героев: с почестями допросили, провели торжественную воспитательную работу. Вот только сам Ким Джон Хун не обозначил это ни единой мышцей своего идеологически подкованного лица. Он возвращался в неизвестность с высоко поднятой головой, твердо веря в правильность любой реакции своей замечательной страны. "Она его за муки полюбила, а он ее за состраданье к ним".

В ту же категорию аскетов я добавил бы еще и японца Такеси Окаду, поразившего меня троекратно. Во-первых, непроницаемый японец после каждого гола своей команды совершал такое движение, словно он добивает у себя под ногами какую-то якудзу. Во-вторых, в матче с парагвайцами он отчаянно свистел в четыре пальца, будто и не японец вовсе, а хулиган или Адвокат. В-третьих, Окада был чуть ли не единственным в своей команде, кто не плакал после этого матча. Хотя очки его все равно поблескивали как-то не так.

ТЫ МНЕ ПРОСТИ И ПОДОЙДИ ПОБЛИЖЕ, НЕ НЕРВНИЧАЙ, НЕ МНИ ЛИЦО СВОЕ

Экзальтация, как и любое другое проявление человеческих чувств, тоже имеет место быть в современном футболе. Выходы ее на поверхность бывают разными. Датчанин Мортен Ольсен, например, запомнился бурным поведением на скамейке запасных, точнее - в ее окрестностях. Сердито распушив свою серую прическу, Ольсен превращался во время матчей в скандинавского тролля, машущего руками, яростно черкающего что-то в своем планшете и скачущего на ровном месте, несмотря на свои 60 лет.

То ли дело Херардо Мартино из сборной Парагвая. Аргентинец по национальности, он немало перенял у своей соотечественницы Эвиты Перон, которая начинала, правда, в рекламе мыла, но затем пробилась и в кинематограф.

Наивысшим проявлением Мартиновских экзерсисов стала 1/8 финала против японцев. Весь матч тренер заламывал руки, запрокидывал лицо к небесам и отбивал ладони одна о другую. Кульминация состоялась во время и после серии пенальти. Обнявшись с помощниками, стоявшими, как скала, Херардо повисал на их плечах после каждого удара, напоминая героя Георгия Вицина, удерживаемого на дороге Балбесом и Бывалым. Ему остро требовалась нюхательная соль. А когда все закончилось, Мартино откровенно уткнулся в чей-то пиджак и зарыдал уже по-взрослому.

Честно говоря, не думаю, что мы имеем право его за это корить. Хороший тренер, сильная, упрямая команда. Доведись нам испытать выход в четвертьфинал чемпионата мира, мы свои чувства вообще в пучок не собрали бы.

Ну и Владимир Вайсс, наконец. Обладая несколько жеманной манерой вести себя на публике, словацкий специалист в конце концов не выдержал испытания нервами. Не знаю, повторял ли он себе изо дня в день: "Надо быть выше этого". Если не повторял, то следовало. Потому что все у него в ЮАР сложилось неплохо. Однако небольшой фрустрацией, случившейся в ходе общения с нейтральными в принципе словацкими репортерами, имидж себе Вайсс несколько подпортил и нервную систему расшатал. А ведь он самый молодой из тренеров южноафриканского чемпионата - всего 45 лет.

Приезжайте, Владимир, снова к нам в Россию. Понаделаете десяток-другой ничьих, съездите в Махачкалу и Грозный. Это успокаивает, ведь вам еще работать и работать.

ЗНАК ГТО НА ГРУДИ У НЕГО, БОЛЬШЕ НЕ ЗНАЮТ О НЕМ НИЧЕГО

Отметив у себя в блокноте следующую пятерку грифом "непонятные", я все же передумал отводить этим людям целую главку. Во-первых, "непонятые" в данном случае более точное определение. Во-вторых, это для меня они такие, а для людей, знакомых с ними теснее, наверняка другие. В-третьих, среди отмеченных есть очень непохожие друг на друга персонажи самой разной степени известности, объединяет которых лишь невыход из группы на чемпионате мира.

Речь идет о колумбийском тренере сборной Гондураса Рейнальдо Руэде, алжирце Рабахе Саадане, французе Поле Ле Гуэне, работавшем с камерунцами, словенце Матьяже Кеке. Особняком в этой компании держится новозеландец Рикки Херберт: все-таки его команда навела в Южной Африке шороху, заставив говорить о себе уважительно.

Одним для успеха не хватило совсем чуть-чуть, вторые ни разу не смогли распечатать в ЮАР чужие ворота, погондурасив и уехав, третьи вообще непонятно зачем приезжали.

А вот шестой персонаж действительно мало кому знаком. Это Милован Раевац, тренер сборной Ганы, дошедшей здесь до четвертьфинала.

Предыдущим успехом серба была работа в команде "Борац" из города Чачак. Причем даже не ее выход в Кубок УЕФА, а, подозреваю, сам факт получения этой работы как таковой. Кстати, "зебр" (так называют "Борац" в Сербии") восемь лет назад тренировал и Миодраг Божович.

А вот с Ганой у Раеваца "поперло". И не только на чемпионате мира: серб вывел свою сборную еще и в финал Кубка Африки-2010. Неистовый Ларри Кингстон, наш старый знакомый по "Крыльям", "Тереку" и "Локомотиву", узнав, что Раевац отстегнул его от Кубка мира, пять минут сыпал междометиями и проклятиями, самым приличным из которых было: "Вы глупец и ничего не понимаете в футболе". А поскольку тренер лично известил игрока о своем решении, дистанция от искры до пламени была во время их общения совсем небольшая.

Кто глупец, а кто мудрец, теперь ясно. Хотя Кингстон, конечно, имеет полное право сказать, что с ним в составе "Черные звезды" не только вышли бы в четвертьфинал, но и - сто процентов - выиграли бы этот жалкий чемпионат.

МУЖЧИНЫ В САМОМ РАСЦВЕТЕ СИЛ

Оскар Табарес и Йоахим Лев. Настолько все у этих парней замечательно, что и сказать про них толком нечего, за исключением констатации самого этого факта. Дело спорится, команды сражаются, голы в чужие ворота залетают. Немцам, правда, дальше придется туго - у них на пути вырастут аргентинцы. А вот Уругвай просто обязан, как считают многие, оказаться в полуфинале.

Не стану спорить, хотя у Милована Раеваца на этот счет наверняка имеется другое мнение. Кингстон вон спорил - и что толку? Сидит теперь, дуется у телевизора.

Я НЕ БУДУ К ТЕБЕ БЕЖАТЬ, Я НЕ СТАНУ ТЕБЕ МЕШАТЬ

Голландец Берт ван Марвейк - человек спокойный и демократичный. В свое распоряжение он получил не просто сборную с устоявшимся составом и традициями, а команду, которую не нужно лишний раз теребить в кадровом отношении. Все сильнейшие у Марвейка в строю. Поправился Роббен - ушел ван дер Варт: вот и вся рокировка. Сломается кто-нибудь - его место займет штатный резервист. Но не раньше этого печального события, поскольку рейтинг голландских игроков большинству футбольных людей, равно как и самому Марвейку, вполне понятен.

Думаю, многие тренеры стремглав ринулись бы на его место с криком: "Такую лямку, мужики, я тянуть готов!" И добились бы, полагаю, меньшего. Прежде всего потому, что на обсуждаемой должности нужно быть именно Марвейком, не тянущим одеяло на себя, не выпячивающим свое эго, не лезущим в гущу событий ни как конь с копытом, ни как рак с клешней.

Правда, и самому Марвейку проповедуемого им невмешательства может не хватить. Голландцы играют в Южной Африке не слишком аппетитно, демонстрируя значительную зависимость от мастерства Роббена, Кайта и Снайдера. А впереди - чугунная Бразилия.

НА ЛИЦО УЖАСНЫЕ, ДОБРЫЕ ВНУТРИ

И у нас она тоже впереди.

Бразилец Дунга - штатный тиран, Железный Феликс футбола, редкий упрямец. Ему наплевать на общественное мнение, а особенно на тех, кто его формирует, - журналистов. Была бы возможность сделать это в прямом смысле, Карлос Каэтану Бледорн Верри именно так и поступил бы. К сожалению, все, что ему посчастливилось на этом чемпионате, - назвать одного из соотечественников-корреспондентов ослом. Вот только произнесено было это слово, в отличие от Владимира Вайсса, не в сердцах, а вполне сознательно. В то время как последующие извинения носили скорее дежурный характер.

Команда у Дунги такая же - суровая. Есть подозрение, что мозоли от беготни, подобно мужчинам из города Челябинска, появляются не на бразильских ногах, а на бразильских бутсах. Да и дезодорантом Лусиу сотоварищи, скорее всего, пользуются, не снимая колпачка.

Однако все это не отменяет главного. Жесткий Дунга - всего лишь очень цельная натура, знающий, чего он хочет, человек. И для команды он деспотом не является, куда больше соответствуя выражению "слуга царю, отец солдатам". Дунга своих Луисов и Рамиресов прикроет, защитит, накормит, спать уложит и отдохнуть разрешит. А затем непременно спросит в три шеи за самое главное. То, ради чего он живет: за результат.

Аргентинец Марсело Бьельса, тренирующий сборную Чили, имеет у себя на родине прозвище "Эль Локо" - "Сумасшедший". Живет уединенно, выглядит насупленно, не пользуется мобильным телефоном и всегда ходит в спортивном костюме, как говорят справочники. Хотя вряд ли эти источники информации знают, в чем тренер ходит в собственном доме или, скажем, на пляже.

Бьельсе принадлежит сомнительная слава самого неопрятного тренера Южной Америки, но ему нет до этого никакого дела. Хороший специалист пришел в команду с хорошими игроками, удостоившуюся славы одной из самых симпатичных сборных ЧМ-2010. Это уже немало, хотя симпатии, надо заметить, у всех разные.

ВСЕ ПОЗАБУДЕТСЯ НА СВЕТЕ, НО ГОДЫ СЛУЖБЫ - НИКОГДА

"Как можно доверить пилотирование кораблем под названием сборная Франции человеку, которого выгнали из "Мюлуза"?!" - вопрошал еще в 2002 году в ходе дискуссий по вопросу о главном тренере знаменитый Ги Ру. "Функционер из федерации, Доменек совершенно оторван от футбола высшего уровня, - замечал президент "Ланса" Жерве Мартель. - Молодежная сборная - большая лаборатория. Национальная сборная ею быть не должна".

Стала. При этом лаборант оказался еще и алхимиком.

О Доменеке можно говорить бесконечно. У нас нет права утверждать, что он вообще не тренер, поскольку людей с улицы в сборную не назначают. Ну так мы этого и не утверждаем, ограничившись созерцанием той буффонады, которую Доменек устроил в ЮАР. Футболу без таких, как он, пожалуй, было бы скучно. Французам - весело. Но думать об этом они обязаны были задолго до ЮАР, раз уж их собственный тренер подменил мыслительный процесс рефлексами, инстинктами, гороскопами и закидонами.

Ну и последний на сегодня матерый человечище - Марадона.

В широкой дискуссии, развернувшейся вокруг того, тренер Диего Армандо или нет, самой верной и выгодной мне представляется такая позиция: послушайте, а зачем нам это знать, если мы не знаем точного определения самого слова "тренер"? Какая нам разница, что за схемы он рисует своим игрокам, какие дает установки и дает ли вообще, как тренирует их и натаскивает физически?

Давайте оставим Марадоне право на жизнь. Нет, не на физическое существование в кубинских или аргентинских реалиях, а на самую настоящую, полноценную жизнь, которой этот человек сейчас и наслаждается.

Ведь он не жил с самого конца своей карьеры и до того момента, как возглавил аргентинскую сборную. Он мучился и мучил других, это бородатый ребенок, он искал дозу забытого счастья, но находил ее совсем в другом. Ему не нужны тренировки как таковые - он жаждет все время быть на мировом футбольном подиуме. Такова единственная среда его обитания со всеми ее скандалами, VIP-унитазами, наглыми журналюгами, нервами, воплями у бровки и пресс-конференциями, на которых можно пнуть Пеле.

В другом аквариуме золотая рыбка Марадона попросту умрет. А оно нам надо?

ставки на спорт