БукмекерПаб
Новости

В Подмосковье радость: раз мячи - значит, весна

Вслед за динамовцами спартаковцы пригласили журналистов посмотреть на то, как идет подготовка к воскресному московскому дерби.

Юрий ГОЛЫШАК
из Тарасовки

Жано Ананидзе, ступив на синтетическую травку, трижды ловко перекрестился. Не оглядываясь на камеры, которые радовались прекрасному кадру. Жители соседних домов, отвыкшие от "Спартака", тоже радовались - перестуку мячей: раз мячи, значит, весна. Кто-то прижался к окошку и носом, и лбом - было в этой картинке что-то от Конан Дойля. Хорошо, не глядели в ту сторону набожные спартаковские бразильцы - их бы увиденное не воодушевило.

Но бразильцы и не думали шарить взглядом по сторонам. Куда там! Ежились на подмосковном ветру, пытаясь дотянуть воротник куртки до самого лба.

- С "Динамо" будет теплее, - сообщил самый жалостливый из корреспондентов. - "Плюс" обещают.

Бразильцы не поняли ни слова, но отчего-то повеселели. Кинулись к центру поля, забыв про холод - а в шуме проходящей электрички было что-то от самбы.

- Хорошо, что не все они в шапочках, - заметил кто-то. - А то в "Динамо" накануне все в шапках тренировались. Никого не узнать было.

Ари, главный предмет интереса собравшихся, ухнул мячом по крохотным воротцам - едва сетку не разорвал. Корреспонденты качали головами и объективами: вот это футболист! Сразу видно!

* * *

Кого видно не было, так это Майданы, которого так нахваливал днем раньше Валерий Карпин, встречаясь с корреспондентами "СЭ".

- Небольшая травма, - пояснил пресс-атташе. Десяток ручек старательно вывели в блокнотах: "травма".

Волновался Карпин, как сработается команда на морозе с новыми мячами. Оттого, быть может, и дал игрокам что-то легкое, обостряющее чувство паса. "Спартак" улыбался - тут тебе и динамика, тут и объем.

Мускулистый тренер по физподготовке Оскар Гарсия времени не терял - уставил все поле занятными приспособлениями. По-русски старательно выговорил: "Тут бежать, тут прыгать, тут снова прыгать…"

Карпин, не самый доверчивый человек во всем Подмосковье, подошел контролировать лично - кто где недопрыгал, кто недобежал.

- Оп, оп! - не утихал Гарсия.

Фотографы завистливо смотрели на вспотевшего от усердия Яковлева. От того пар шел - корреспонденты же окоченели. Объективы и ручки примерзли, казалось, к пальцам.

* * *

Я озирался по сторонам, выискивая глазами всем знакомый силуэт.

- Романцев будет? - не утерпел, шмыгая носом.

- Не собирался, - ответили мне спартаковцы.

Если и будет - только инкогнито, сообразил я. Олег Иваныч - мистер Непредсказуемость.

Зону для корреспондентов на бровке отмерили то ли шваброй, то ли фрагментом флагштока. Дальше - ни ногой. Валерий же Георгиевич увел команду подальше от чужих глаз - и гадать нам приходилось: Ибсон бил? Прудников?

От бессилия фотографы переключились на тренера вратарей Валерия Клейменова и его учеников. За все славное прошлое Валерий Семенович не попадал, должно быть, столько раз в прицел объективов.

Пишущим вовсе делать было нечего - доносились до них только обрывки голосов. Из которых и предложения не сложить. Толковали корреспонденты о своем:

- Сколько в Питере народа? Пять миллионов?

- Два в Москву переехало…

- Господа журналисты, - подошел Клейменов поближе, прервав полет корреспондентской мысли. - Нет ли у кого карандаша? Ручка на морозе совсем не пишет.

Карандаш нашелся.

* * *

"Спартак" расщедрился на шикарный кадр - всей командой несли ворота. Не иначе позировали - на сборах такую же раму мы легко переносили вчетвером: я, Сергей Родионов и еще пара помощников.

Фотографы ожили.

- Новое упражнение - бег с воротами? - поинтересовалась в пустоту барышня с диктофоном. Ответа не ждала, ей было хорошо и так.

Спартаковцы тем временем завелись - мирная двусторонка обычно обходится без подкатов. А тут - один за одним.

Мне казалось, все хорошо.

- Плохо! - не согласился с моими мыслями Карпин.

Сам участвовать не стал, как бывало на турецких сборах. Слишком многое в спартаковской игре при таком раскладе зависит от распасовки Валерия Георгиевича. В матче с "Динамо" его будут искать глазами на поле - и пасовать в сторону скамейки. Под лакированный ботинок главного тренера.

- Макей, получи! - помогал защитнику добрым словом Карпин.

Первый пас у Макеева все лучше и лучше.

- Георгич, время. - Сергей Родионов не постеснялся прервать игру. По пустой половине поля расхаживал, не выпуская из рук чемоданчика, доктор Лю. Видимо, в чемоданчике том что-то необычайно ценное.

* * *

Ари с Гарсия тем временем наматывали круг за кругом вдоль бровки. Ари-то ладно, но Гарсия каков!

- Ари в пять утра приехал на базу, - объяснил Валерий Карпин индивидуальность тренировок бразильца. - Детей из Голландии перевозил, почти не спал. Зачем его ставить в общую группу?

Прудников тем временем загонял очередной гол. Эх, подумал я, хорошо играть в одной команде с Ибсоном. С таких пасов и я бы забивал.

Солнце резало глаз. Под кем-то из корреспондентов растаял сугроб - так и стоял человек посередь лужи. Пока не услышал, что где-то на базе дожидается гостей чай с печеньем. Бровка в секунду опустела, остались самые стойкие.

Но минуты не прошло - не выдержал и я. Махнув отчаянно рукой, побрел к дверям. Слыша от повеселевшего Карпина:

- 1:0, желтые выиграли…

* * *

На пресс-конференции ожидались главный тренер Валерий Карпин и два защитника - Паршивлюк и Штранцль. Наконец-то и Штранцль заговорил, обрадовался я. На втором сборе Мартина допекли, разговаривать отказался: "Я уже три интервью дал! Сколько можно?!"

В узеньком зале было не протолкнуться.

- А тренировка еще не закончилась, - объявил кто-то, появившийся вместо обещанного Паршивлюка.

Корреспонденты от тоски принялись перематывать старые записи. В диктофонной хрипотце я различил жизнелюбивые интонации Леонида Слуцкого. Камеры были в десятый раз настроены и перенастроены. Операторы со скуки снимали друг друга. Кто-то бродил по холлу в поисках туалета - под присмотром специально обученного человека. Чтобы не ушел корреспондент с базы в бутсах.

Наконец появился Валерий Георгиевич. Корреспонденты порадовали Карпина хорошими, добрыми вопросами. Мне понятно стало, отчего он так быстро стал ироничным человеком - проведя в российском футболе полтора года после возвращения из Испании.

- Настроение?

- Пока хорошее.

- Готовность?

- Сто процентов!

- Когда выборы капитана?

- Завтра. Или послезавтра. Или после-послезавтра…

Карпин покашливал, потирал рукой горло. Вот что значит разговаривал накануне с журналистами "СЭ" при открытом окошке.

* * *

Кто-то, как и я, был озабочен судьбой тренера-консультанта.

- Мы привыкли видеть в Тарасовке Олега Романцева, - спросил юноша. И, смутившись, зачем-то добавил: - Периодически.

- Будете видеть. Периодически, - парировал Карпин.

Особенно радовали главного тренера милые девичьи расспросы. Подавить смешок удавалось Валерию Георгиевичу не всегда и не сразу. Кто-то поинтересовался судьбой офсайда - и Карпин не выдержал. Постучал рукой по лбу:

- И кому такое в голову могло прийти?!

Стоило Карпину выйти за дверь, как его место в президиуме немедленно заняли Паршивлюк со Штранцлем. Наверное, они слушали речь своего главного тренера из коридора.

- Как ваша готовность к сезону - моральная, физическая? - интересовалась девушка. Та самая, озабоченная отменой офсайда.

- Как мы себя чувствуем? - перевел на русский Штранцль. Я обрадовался - Мартин даже к таким испытаниям готов.

Повисла пауза.

- Все? - обрадовался Штранцль и сделал попытку приподняться.

- С каким фильмом вы бы сравнили матч "Спартак" - "Динамо"? - дожал бедного австрийца особо дотошный корреспондент. Штранцль от неожиданности забыл русские слова. Возможно, к матчу отойдет.

- Ребятам пора обедать и спать, - пресс-конференция завершилась так же внезапно, как и началась.

Было весело.

ставки на спорт