БукмекерПаб
Новости

Ковтун в амплуа брошенного в воду котенка

WORLD TEAM TROPHY

Травма Константина Меньшова во второй день турнира World Team Trophy не позволила сборной России улучшить вчерашний результат - в командной борьбе наши фигуристы по-прежнему остаются четвертыми.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Токио

Выдающиеся прокаты начались уже в середине первой разминки: победитель турнира Четырех континентов канадец Кевин Рейнольдс безошибочно выполнил произвольную программу в ее "максимальном" варианте - с тремя четверными прыжками. Это было удивительно: в короткой программе Рейнольдс, что называется, "не вставал со льда" и приехал к промежуточному финишу девятым, после чего оставалось только констатировать, что сезон вымотал у парня все силы. Оказалось, что нет. Результат Рейнольдса за произвольную оказался впечатляющим - 164,13. И хотя в предыдущие годы канадца воспринимали не слишком серьезно, считая его прежде всего "прыгунком", а не фигуристом, прокатом в Токио он доказал, что может считаться серьезным соперником для кого угодно.

В частности выступавший следом экс-чемпион мира Брайан Жубер (с одним четверным прыжком) принять брошенный вызов не сумел - получил на 15 баллов ниже. Заметил после проката: "Я не очень удачно откатался здесь. Но лучше не мог. Это не слабость. Это предел возможностей. Все знают, что я всегда борюсь до конца. И это поражение - тоже часть моей личной истории".

Максим Ковтун завершал первую разминку. В Токио спортсмен, как и на всех предыдущих турнирах сезона, выступал в амплуа брошенного в воду котенка, в обязанность которого входило не столько соревноваться с сильнейшими, сколько банально учиться плавать. Ему прекрасно удался каскад 4+3, однако со второго четверного прыжка спортсмен упал, а в конце программы сделал более простой (с одинарным вторым прыжком) каскад и одинарный флип вместо тройного.

Куда более серьезным ударом стало выступление Константина Меньшова: он вполне успешно выполнил два первых четверных прыжка, но крайне неудачно упал на приземлении с тройного акселя, выбив правое плечо. Завершить программу Константин не смог - его увезли в больницу.

Из всех последующих выступлений больше всех "запомнился" трехкратный чемпион мира Патрик Чан: его результат в произвольной программе оказался лишь пятым, причем технической оценкой канадец проиграл восьми соперникам, включая Ковтуна.

Не бог весть каким удачным с технической точки зрения получился прокат и у Дайсуке Такахаси: оказаться в общем зачете впереди Рейнольдса ему помогла лишь высокая стартовая позиция и то, что в оценке за компоненты судьи по отношению к японцу оказались крайне щедры.

КУРС МОЛОДОГО БОЙЦА

- Только здесь, в Токио, я почувствовал, до какой степени мне пошло на пользу участие в чемпионате мира, - сказал Ковтун, завершив выступления. - Закончил, можно сказать, курс молодого бойца. Сейчас все значительно легче: не до такой степени поддаюсь давлению.

- В какой степени давило то, что от вас постоянно ждали большего?

- Было сложно, конечно, но сам я при этом понимал: нынешний сезон для меня в определенном смысле вводный, я только делаю первые шаги для того, чтобы вливаться в элиту. Постоянно не хватало "физики". А это - дело межсезонное. Нам ведь пришлось постоянно накатывать программы - ни на что другое просто не хватало времени. Сейчас в межсезонье будем заниматься прежде всего общефизической подготовкой. Чтобы была возможность усложнять как техническую сторону программ, так и добиваться более высокой второй оценки.

Переключаться с юниорского катания на взрослое было так тяжело, что словами даже не сказать. Это как за неделю поставить новую программу и ехать с ней на соревнования. Многие спортсмены годами вкатывают два четверных прыжка - и не всегда им удается это сделать. У меня же вышло так, что я постоянно должен был готовиться к новым и новым стартам, к которым по большому счету не был готов ни морально, ни физически. Не думал, например, что буду выступать на чемпионате Европы. Был уверен, что сезон для меня так и завершится на уровне юниорских выступлений. Сейчас могу сказать, что последний год мне можно смело засчитывать за три - столько всего удалось сделать.

- И сейчас сезон, наконец, закончен. Что дальше?

- Теперь-то мы и займемся всем тем, на что по ходу сезона совсем не было времени. Нужно было больше бегать, каждый день качать спину, а это не так просто - сразу очень сильно начинают болеть все мышцы. Даже перед Токио, когда мы возобновили полноценные тренировки и начали делать прокат, первые дни было неимоверно тяжело. Иногда даже сдаться хотелось.

- Ажиотаж, в центре которого вы оказались накануне и во время чемпионата мира, раздражал сильно?

- Как раз это и давало определенные силы в те моменты, когда приходилось особенно тяжело и хотелось все бросить. Я отдавал себе отчет в том, что многих достаточно сильно раздражают любые мои успехи. Но... ведь это на самом деле круто. Вообще этот сезон получился классным, несмотря на то что на чемпионате мира я не справился с ответственностью, да и в Токио мог глупых ошибок не делать. Тот же четверной прыжок я уже научился вытаскивать на тренировках даже тогда, когда отталкивание получается неидеальным.

- Отчего же после прекрасного каскада 4+3, не вытащили второй четверной в произвольной программе в Токио?

- Это как раз говорит о том, что справиться со всеми ошибками сразу мне пока не удается. Ничего страшного. Сейчас вернусь в Москву - и у нас будет несколько месяцев на то, чтоб устранить все недоработки. Отдыха почти не получается. Разве что те несколько дней, что буду ждать новой американской визы: первый рабочий сбор у нашей группы запланирован в Чикаго.

ПРИСУТСТВИЕ ТАРАСОВОЙ

- Татьяна Тарасова собирается с вами в Чикаго?

- Да. Она уже сказала мне, что там мы не будем делать никаких прыжков. Только работать над шагами.

- Когда вам комфортнее выступать - когда Тарасова стоит у борта или когда находится, как сейчас, на расстоянии?

- Никакой разницы. Присутствие Тарасовой я ощущаю постоянно: мы общаемся по телефону, шлем эсэмэски.

- Вы сказали, что облегчили свою произвольную программу. За счет каких элементов?

- Кое-где поменяли заходы на прыжки. Например, на флип. Правда, это не очень помогло этот прыжок прыгнуть. Но это тоже опыт.

- Тарасова уже обсуждала с вами задачи следующего сезона?

- Да. Задачи у нас грандиозные.

- Не пугает?

- Нет. Уверен, что мы все сделаем, если продолжим работу в таком же темпе, как работали этот год. Сейчас как раз мое любимое время в этом отношении начнется: можно будет уже не мчаться вперед, сломя голову, не думать при каждой очередной ошибке, что не успеешь ее исправить. Или что мышцы откажут в самый неподходящий момент только потому, что они недостаточно развиты. Я ведь постоянно чувствовал, что иду по очень тонкой грани в этом отношении. Что в любой момент может последовать срыв, причем не из-за того, что я где-то ошибся, а просто потому, что задачи гораздо выше, чем физические возможности. У меня вообще слабая спина - я никогда особенно над мышцами не работал. При этом постоянно приходилось кому-то что-то показывать и доказывать. От этого, пожалуй, я уставал сильнее всего. Хотя под конец сезона почти привык и к этому тоже.

- У вас, простите за прямоту, всегда была репутация бездельника и лоботряса. Сейчас же вы рассказываете о том, с каким нетерпением ждете начала работы. Когда возникла такая любовь к тренировкам?

- В процессе сезона. Раньше я вообще не умел заставлять себя тренироваться, если нет настроения. Сейчас все иначе.

- Вашим тренерам - как Тарасовой, так и Елене Буяновой - часто ставят в упрек их чрезмерную требовательность. А что по этому поводу скажете вы?

- Это как раз то, что мне нужно. Мне становится все легче и легче этим требованиям соответствовать.

- Когда прошлым летом вас выгнал из своей группы Николай Морозов, родители не пытались забрать вас из Москвы и настоять на том, чтобы вы остались дома в Екатеринбурге?

- Я не сразу тогда приехал в Москву - неделю ждал самолета в Америке, поскольку билеты были куплены на определенную дату. Гостиница тоже была оплачена. На каток меня не пускали, хотя несколько раз я приходил, чтобы попросить у Морозова прощения.

- Видимо, просили не очень убедительно.

- Я просто понимал в глубине души, что работать вместе мы все равно уже не будем. Как и с моим первым тренером Мариной Войцеховской. Тем более что на тренировках я был предоставлен сам себе - мной никто не занимался.

Не знаю, возможно, если бы того момента в моей жизни не было, то и сейчас все было бы совсем по-другому.

- Что говорили на этот счет родители?

- Что коньки надо положить на полочку и думать, что делать в жизни дальше.

- А вы?

- А я улетел в Москву. И задался целью, чтобы Буянова взяла меня в свою группу.

- Вы хоть раз ссорились на тренировках?

- Ссоримся постоянно. При такой напряженной работе не срываться просто невозможно. Но на такие моменты никто из нас давно не обращает внимания.

World Team Trophy. Токио. 12 апреля. Мужчины. Финал. 1. Такахаши (Япония) - 249,52. 2. Чан (Канада) - 240,21. 3. Рейнольдс (Канада) - 237,65. 4. Аарон (США) - 236,62. 5. Мура (Япония) - 233,68. 6. Эбботт (США) - 231,84. 7. Жубер (Франция) - 227,95. 8. КОВТУН - 221,79. 9. Хань Янь (Китай) - 207,81. 10. Юи Ван (Китай) - 183,57. 11. Понсар (Франция) - 165,59. Константин МЕНЬШОВ снялся из-за травмы.

Положение команд после второго дня. 1. США - 55. 2. Канада - 50. 3. Япония - 48. 4. Россия - 42. 5. Франция - 35. 6. Китай - 32.

ставки на спорт