БукмекерПаб
Новости

Петров - Косаченко: разрыв

В понедельник вечером Виталий Петров в программе "Неделя спорта" на телеканале "Россия 2" объявил о разрыве отношений со своим многолетним менеджером Оксаной Косаченко. В чем же суть конфликта?

На протяжении последних трех лет Петров и Косаченко воспринимались как нерушимый тандем, как две половины единого целого. Но все изменилось после сезона-2012. Места призового пилота в "Формуле-1" для Петрова не нашлось, и при этом во время первого же гоночного уик-энда-2013 было объявлено, что Косаченко заняла пост коммерческого директора "Катерхэма" - команды, посчитавшей нужным расстаться с Виталием.

Cитуация выглядит противоречивой только на первый взгляд. Скажем, бывший босс Петрова в "Лотус-Рено" Эрик Булье параллельно является менеджером бельгийца Жерома Д`Амброзио, который выступал в "Формуле-1" за "Верджин Рейсинг" и "Марусю". А руководитель "Мерседес Моторспорт" Тото Вольфф ведет дела финна Валттери Боттаса, гоняющегося с этого года за "Уильямс". Вполне возможно, что и для Косаченко-менеджера новые статус и круг общения не помеха, а подспорье.

В любом случае тем, кто думал о Косаченко исключительно как о "дамочке при Петрове", пора пересмотреть свою позицию. Посты такого уровня в "Больших призах" без соответствующей квалификации не раздаются. Понять необходимо и другое. То, что Петров остался без контракта на сезон-2013, - результат взаимодействия множества факторов и обстоятельств, а не просто банальная неспособность менеджера подыскать пилоту финансирование.

На заре своей карьеры Петров собирался стать раллийным пилотом, и о "формулах" в общем-то даже не помышлял. В гоночный болид его усадила Косаченко, к которой около десяти лет назад обратился отец Виталия и которая к тому времени уже обладала некоторыми связями в "Формуле-1". Но предметный разговор о "Больших призах" зашел только в 2007-м, а в 2010-м состоялось эпохальное для российского автоспорта событие - впервые в истории гонщик из России вышел на старт "Гран-при".

Многие знают, что без так называемого "спонсорского пакета" за руль в "Больших призах" никого не посадят. У Петрова такой пакет был - Виталия поддержала семья, а также представители российского бизнеса (судя по всему, не без содействия Владимира Путина) - "Ростехнологии" и "Новатек". Но даже с этим пакетом попасть в "Формулу-1" было непросто. Так вот и Косаченко каким-то образом удалось уговорить владельца "Лотуса" Жерара Лопеса - внимание! - лично покрыть 50 процентов спонсорского взноса для Петрова.

Начало сезона-2011 было многообещающим. В первой же гонке Виталий стал третьим, позже в Канаде - пятым. Все пошло наперекосяк в середине сезона, когда команда занялась техническим "перевооружением" - модернизировала аэродинамическую трубу, внедряла симулятор и так далее. Иными словами, команду больше интересовало то, как машина станет вести себя в будущем, чем в настоящем.

Все это, конечно, напрямую влияло на пилота. В конце того сезона, на предпоследнем "Гран-при" в Абу-Даби, случилось то, что во многом предопределило судьбу Петрова в "Формуле-1". Виталий дал резкое интервью российскому телевидению, в котором высказал все, что наболело. Что привозимые на гонку с фабрики новые детали не подходят болиду, что десять гонок проиграны из-за плохой тактики и плохой работы на пит-стопах, что команда критикует гонщиков и возлагает вину за неудачи именно на них, в то время как очевидно обратное…

Уже на следующий день на стол Косаченко легло письмо от руководства команды, в котором сообщалось о разрыве контракта с Петровым. Конечно, это был скандал. И тогда, и сейчас мало кто знает, каким образом менеджеру удалось уговорить "Лотус-Рено" позволить Виталию проехать сезон до конца.

Слухи о возникших у Петрова корпоративных проблемах очень быстро распространились в чрезвычайно узком мире "Формулы-1", где действуют свои, жесткие уставы. Вполне возможно, Петрова в "Лотус-Рено" не было бы в 2012 году и без того интервью. Но то, что оно подтолкнуло боссов команды к конкретному решению, можно не сомневаться. Более того, скандал стал серьезным препятствием для дальнейших переговоров, которые вела Косаченко. Но в итоге трудоустроить Петрова ей все же удалось.

Сезон-2012 Виталий провел в молодой команде "Катерхэм". Ее основатель Тони Фернандес - человек разносторонних бизнес-интересов (помимо команды "Ф-1" он владеет футбольным клубом, авиакомпанией и сетью отелей), да и вообще большой оригинал. Что-то он разглядел в ершистости Петрова, в настойчивости Косаченко, ну и в большом российском рынке…

Совершенно не исключено, что неугодный в других командах "Формулы-1", но пришедшийся ко двору в "Катерхэме" Петров успешно продолжил бы свою работу, но в какой-то момент Фернандес решил, что "Больших призов" с него хватит. Он сосредоточился на другом своем бизнесе - производстве дорожных автомобилей. Вместе с "Рено" Тони вложился в проект возрождения спортивных автомобилей "Альпина", а руководство "Катерхэмом" и разработку стратегии передал Сирилу Абитебулу.

- Новый босс на первой же гонке в ноябре четко сказал: мы будем работать на 2014 год, - рассказывала Косаченко на недавней встрече с журналистами. - Инвестиции ради того, чтобы куда-то подняться в сезоне-2013, бессмысленны. К 2014 году команда хотела иметь молодых подготовленных пилотов. Виталий был подготовленным пилотом, но уже не столь молодым на фоне Шарля Пика. И когда контракт с французом был подписан, у "Катерхэма" оставался выбор: опыт или деньги. Конечно, Виталий мог серьезно помочь команде, но денег, которые она попросила, у нас не было.

При этом другие команды выдвигали еще более суровые финансовые требования. Еще в декабре Косаченко вела переговоры с двумя командами "Формулы-1", но "Уильямс", к примеру, предпочел Петрову финна Валттери Боттаса.

- Разумеется, я не ждала, что к нам кто-то придет и бросит деньги на стол, - откровенно говорила Косаченко. - Везде, где мы могли быть, мы побывали. Но отклика не нашли. В декабре пачками получали ответы от разных компаний: "Нам проект не интересен, мы его поддерживать не будем". Обсуждали эту ситуацию с Виталиком в середине января. А вечером 31-го я узнала об отказе "Катерхэма". Дождалась утра, позвонила ему и все рассказала. Понимала, что на эмоциях можно сказать что угодно, поэтому предложила: подумай неделю-две и перезвони. Предложения у меня есть.

Шансы остаться в сезоне-2013 активным гонщиком у Петрова действительно были. Конечно, потеря места призового пилота очень досадна - тут и обсуждать нечего. Но и те варианты, которые оставались, были вполне заманчивыми. Сотни пилотов могут о таких только мечтать.

Петров мог стать тест-пилотом "Пирелли", но еще до Нового года ответил, что ему это неинтересно. Мог остаться в "Катерхэме" в качестве гонщика, работающего на симуляторе. Мог выступать за рулем "Астон-Мартина" в чемпионате мира FIA по гонкам на выносливость - том самом, в который входят легендарные "24 часа Ле-Мана". А мог перейти в известнейший немецкий кузовной чемпионат DTM.

Но Петров не перезвонил.

В своем понедельничном интервью на телевидении Виталий заявил, что приступает к поиску нового менеджера или целой компании, которой предстоит вести его дела.

С бытовой точки зрения ситуация предельно ясная - ну, обиделся пилот на менеджера, пусть себе ищет другого. Однако известно, что еще в 2004 году Петров и Косаченко заключили многолетнее соглашение со своими партнерами. Речь идет о контракте, подписанном на территории Швейцарии по всем правилам европейской юрисдикции. Соглашение это, во-первых, не утратило силу. А во-вторых, не предусматривает разрыва в одностороннем порядке. Петрову, заявившему на всю страну об уходе от Косаченко, об этом контракте хорошо известно.

Возникает вопрос: каким образом Виталий намерен найти себе нового менеджера, спонсора и команду, если их потенциальный партнер связан обязательствами с его прежним доверенным лицом?

- Партнеры, чьих имен я назвать не могу, но контракт с которыми по-прежнему действует, - порядочные, глубоко уважающие семью Петрова люди, - подчеркнула Косаченко. - Никаких препятствий Виталию никто чинить не станет, хотя только на то, чтобы довести его до "Формулы-1", ими было потрачено почти 20 миллионов долларов.

Цивилизованный бизнес во всем мире построен на выполнении соглашений. И Петрову, вероятно, стоило бы сначала разобраться в отношениях со своим менеджером и заручиться поддержкой многолетних партнеров, а уже потом идти на телевидение.

ЧТО СКАЗАЛ ПЕТРОВ

- Мы с Оксаной Косаченко больше не работаем вместе. За десять лет мы достигли очень многого, но сейчас прекратили все отношения. Я приступил к поиску менеджера или компании, с которой буду сотрудничать.

- Я не просил у "Катерхэма" каких-то льгот или большой зарплаты. Вообще ничего не просил. И сам не участвовал в переговорах - мне оставалось только сидеть и ждать. О результатах узнал примерно в то же время, что и публика.

- Предложений стать тест-пилотом не было. Я согласился бы, так как это стало бы возможностью остаться в "Формуле-1". И одновременно большим плюсом при поиске места на 2014 год.

- Лично я считаю, что если у меня есть хоть малейший шанс вернуться в 2014 году (в "Формулу-1". - Прим. "СЭ"), то не нужно выступать в других чемпионатах, в других классах. Тот же ДТМ является отличной гоночной серией, но выступление там может плохо сказаться - я боюсь сбить руку. Считаю, что подобным переходом могу себе лишь навредить.

КТО ВИНОВАТ В ТОМ,
ЧТО В 2013 ГОДУ ПЕТРОВ ОКАЗАЛСЯ ВНЕ "ФОРМУЛЫ-1"?

Ответили: 790 человек

Виталий ПЕТРОВ - 335 (42,44%)

Оксана КОСАЧЕНКО - 181 (22,94%)

Оба виноваты - 202 (25,64%)

Команда "Катерхэм" - 72 (9,13%)

ставки на спорт