БукмекерПаб
Новости

Баварские колбаски от спортивного директора

Российским клубам следует учиться у "Баварии", как подавать себя миру.

Представьте себе картину. 10 утра. Мюнхен. Вас вместе с еще девятью журналистами со всего мира – от Китая до США, от Индии до Японии – привозят в ресторан близ завода "Пауланер". Мероприятие многообещающе именуется "Дискуссия за завтраком под белые баварские колбаски с Кристианом Нерлингером".

Спустя пару минут после прибытия вы обнаруживаете, что белыми баварскими колбасками дело не ограничивается. Потому как официант водружает перед каждым из прибывших репортеров поллитровую кружку первоклассного нефильтрованного пива. В десять, повторяю, утра. Давненько, признаюсь, не доводилось начинать так рано – и первая половина кружки шла весьма натужно. Зато вторая...

Но добило нас даже не утреннее пиво – им-то закаленные в многолетних сражениях с алкоголем журналистские организмы как раз не удивишь. А то, что вышеупомянутые белые баварские колбаски из кастрюли накладывал нам на тарелки не кто иной, как сам Кристиан Нерлингер. Спортивный директор мюнхенской "Баварии". Хоть и молодой (скоро 39), но уже третий по значимости функционер в одном из сильнейших, стабильно и мощно управляемых футбольных клубов мира. Когда мы увидели это, в отведенном нам кабинете воцарилась немая сцена из "Ревизора"...

Вот так относятся к журналистам из-за рубежа (серьезным, а не желтым, понятное дело, и тщательно отбираемым) в клубе "Бавария". Я сразу включил воображение и представил на месте Нерлингера... Ладно, не буду упоминать всуе руководителей ведущих российских клубов. Ведь Нерлингером не мог быть из них решительно никто. А ведь "Бавария" - четырехкратный победитель Кубка и Лиги чемпионов, в отличие от некоторых...

 ...Пиво подействовало. Причем уже после Нерлингера, который был, конечно, интересен, но на следующий день после двух вышестоящих фигур – президента "Баварии" Ули Хенесса и исполнительного директора Карла-Хайнца Румменигге – вряд ли мог рассказать что-то принципиально новое. Тем более что общение с Хенессом также проходило в ресторане – любимом заведении герра Ули. Правда, не за завтраком, а за ланчем...

А подействовал нефильтрованный "Пауланер" уже в момент, когда сразу после Нерлингера на наше растерзание явилась одна из величайших легенд "Баварии" - Пауль Брайтнер. Посол финала Лиги чемпионов-2012 в Мюнхене, если кто забыл. Тот самый человек, что вытащил из корзины для жеребьевки ЦСКА – "Реал", а "Зениту" - "Бенфику". За последнее (о первом деликатно не упомянув) я не упустил возможности его поблагодарить – за данный питерцам шанс, по крайней мере. "Надеюсь, в марте мы это дело повторим", - рассмеялся Брайтнер.

Он оказался настоящим артистом, по которому Голливуд должен рыдать горючими слезами. Я не упустил возможности порасспрашивать великого баварца о важнейших моментах в истории мирового футбола, в которых ему довелось поучаствовать. Что он чувствовал, например, когда при счете 0:1 в финале ЧМ-74 против Голландии подходил к 11-метровой отметке.

О, что тут началось! Это был совершенно феноменальный рассказ, во всех деталях и в ролях, который на пивных дрожжах слушался вдвойне увлекательно. А я, задавая вопросы о главном и выслушивая бесценные свидетельства, удивлялся, как кому-то из коллег приходит в голову спрашивать о чем-то сиюминутном и незначительном – для завтрашней заметки, но не для истории. Как будто у них каждый день случаются шансы поговорить с такими людьми...

По второй, к слову, никому не предложили. И правильно сделали. Потому что известно ведь, по крайней мере в России: с утра выпил – весь день свободен...

А два этих дня, официально именовавшиеся "Международными днями прессы" футбольного клуба "Бавария", были чрезвычайно насыщенными. Пиво (или белое вино – демократия в действии) пивом, но это в Германии, а конкретно в Мюнхене – лишь гарнир к главному блюду, а не самое блюдо.

Чтобы вы поняли, как там надо пахать, – получите расписание. В понедельник, 16 января – по двухчасовому разговору с Хенессом и Румменигге. Во вторник, 17-го:

10.00 – 11.00 – Нерлингер;

11.00 – 12.00 – Брайтнер;

13.00 – 13.30 – круглый стол с полузащитником Томасом Мюллером на базе "Баварии";

13.30 – 14.00 – круглый стол с голкипером Мануэлем Нойером;

14.00 – 14.30 – круглый стол с форвардом Марио Гомесом.

И к каждому из этих семи интервью за полтора дня, невзирая на обилие коллег вокруг, нельзя подойти неподготовленным – и выехать за чужой счет. Нет, в принципе можно, конечно – вот только в этом случае больше тебя на подобные встречи, скорее всего, не пригласят. "Мониторинг", насколько тот или иной визитер активно (и умно, разумеется) ведет себя в беседе, идет внимательный: в этом нет ни малейших сомнений. И pdf-файлы опубликованных материалов в "Баварию" желательно отправлять. Чтобы не возникло там у кого-нибудь подозрений, что ты приехал в Мюнхен по ее приглашению – а сделать ничего не сделал.

А для сплачивания журналистских рядов, помимо завтраков и обедов с официальными баварскими лицами, вечерами проводятся ужины. Тут уже – только для журналистского состава (хотя прошлым летом, помнится, Хенесс в милейшем отеле городка Айинг решил с нами именно поужинать). Пользу от такого "сплочения рядов" я, признаться, уже успел почувствовать: общение с французским коллегой в прошлом июле в идентичной ситуации привело к тому, что он вскоре представил меня главному редактору влиятельного английского журнала. И в декабре там вышла моя первая публикация...

Для Мартина Хагеле, главы департамента международных отношений "Баварии", подобное развитие отношений между репортерами никак не является откровением. Он сам много лет ел тот же журналистский хлеб – и секретов там для него нет. Хагеле долгое время мечтал о создании этакого международного журналистского клуба при "Баварии". Однажды его мечта сбылась. А нам повезло оказаться в нужное время в нужном месте, чтобы в этот клуб войти – и общаться с интереснейшими людьми...

И вот теперь так вышло, что в первый день мы с коллегой Иваном Жидковым из газеты "Спорт день за днем" - еще одним представителем России в состоявшей из 10 человек группы – в связи с подобным ужином едва не пали жертвой собственного трудолюбия. 

 Было так. В середине понедельника мы аккуратно обратились к уважаемым организаторам: мол, в связи с тем, что с Мюллером мы вдвоем уже беседовали в Питере в день товарищеского матча "Зенит" - "Бавария", нельзя ли именно на эти полчаса заменить его для нас двоих Анатолием Тимощуком? Связавшись с украинцем, руководитель службы маркетинга департамента международных отношений "Баварии" Анди Кюфнер дал нам номер телефона: мол, Тимощук просил перезвонить в самое ближайшее время.

Оказалось, что на следующий день – то есть сразу после тренировки – бывшему капитану "Зенита" надо срочно заниматься какими-то делами. А вот прямо сейчас, в понедельник вечером, пообщаться он может. И назначил время – 19.40, в отеле минутах в 20 езды от нашей гостиницы.

Но закавыка-то заключалась в том, что в семь начинался тот самый ужин-сплочение! А нарушения графика, даже  такого вроде бы неформального, педантичными немцами не приветствуются. Отправились бы мы посреди душевного разговора с коллегами брать интервью – и, что-то мне подсказывает, шансы попасть в Мюнхен в следующий раз резко сократились бы. Есть в английском языке такое несколько презрительное выражение "he is trying too hard" - "он чрезмерно старается". Это было бы применено к нам...

С Тимощуком пришлось передоговариваться, и он, человек с почти ангельским характером, нас прекрасно понял. Встретились в 20.30 – и замечательно проговорили два часа. Организаторы, усмехнувшись, наутро сказали нам: "Мы уже думали, что вы всю ночь с ним будете говорить"...

Ну вот как не желать клубу, так гостеприимно, нараспашку, открывающему двери для зарубежной прессы, всяческих успехов? Все без исключения журналисты из Англии, приезжавшие в Мюнхен в июле 2011-го и январе 2012-го, делали круглые глаза и восклицали одно и то же: "У нас такого не делает и не будет делать никто!" Здесь же – не только сам факт "дней открытых дверей", но и откровенность, задушевность большинства бесед. Делающих тебя глубже как спортивного журналиста – и в то же время позволяющего читателям из твоей страны куда  лучше, чем раньше, узнать "Баварию".

В один момент я заметил, как разговорились между собой репортеры из Китая и Индии. И подумалось: сколько человек они тут представляют? Два миллиарда? Два с половиной?

Может, кому-то из российских клубов эта открытость миру послужит уроком. И поводом для организации чего-то подобного. Хотя пока трудно в это поверить.

Как вы думаете – хочу ли я после всего этого, чтобы "Бавария" играла, и не только в этом году, в финале Лиги чемпионов? Ответ очевиден. Хотя до прошлого лета она была для меня просто одним из сильнейших клубов европейского футбола. Уважаемым, но не любимым.

Но после личного общения с Беккенбауэром и Хенессом, Румменигге и Брайтнером, Нерлингером и Швайнштайгером, Мюллером и Нойером, Гомесом и, конечно, Тимощуком; после всего того, что сделали для нас и как общались с нами Мартин Хагеле и Анди Кюфнер, за этот клуб хочется переживать всегда и везде. И передавать эти чувства российским болельщикам. Как и нашим коллегам, которые испытывают те же чувства, - поклонникам футбола из своих стран.

Учись, Россия!..

Игорь РАБИНЕР

 

ставки на спорт