БукмекерПаб
Новости

Наталья Гусева: "Я бьюсь за свое место"

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Оберхофа

Она пришла в холл отеля - единственный закуток, где надежно ловится сигнал интернета, открыла крышку ноутбука. "Наташа, - окликнула я ее, - не найдете несколько минут для разговора?" Гусева улыбнулась и кивнула: "С удовольствием. Так приятно - вышла в интернет, болельщики увидели меня в онлайне и сразу - поток поздравлений".

- Ну так все это вы честно заслужили. Тем более после двухлетнего перерыва.

-  Почти трехлетнего на самом деле. У меня тогда вообще все получаться перестало. Чувствовала, что организм не справляется с нагрузками ни физически, ни психологически. Причем разладилось все в один момент. Из-за того, что я не могла понять причину, начала срываться на окружающих и сломалась окончательно.

- А что изменилось сейчас?

- Вышла замуж, успокоилась, проанализировала все, что было, посмотрела на себя как бы со стороны и решила, что у меня вполне хватит сил на то, чтобы вернуться и доказать хотя бы самой себе, что я способна не большее, нежели то, чего успела достигнуть. Что не напрасно отдала столько лет биатлону, наконец. Меня очень поддерживали болельщики. Даже в те годы, что я не попадала в сборную, при встречах мне обязательно кто-то говорил: "Наташ, возвращайся. Мы в тебя верим".

- Получается, сейчас биатлон для вас - удовольствие? Или все-таки способ заработать?

- Знаете, вначале, когда я только попала в сборную, я отдавала себе отчет в том, что смотрю на спорт, как на некую возможность вырваться в другую, более обеспеченную жизнь. Слишком устала жить плохо. А вот сейчас, вернувшись в команду, я постоянно испытываю ни с чем не сравнимое удовольствие. От тренировок, от чувства, что я способна бороться и побеждать. Меня реально переполняет желание постоянно улучшать результат. Как бы наверстать упущенное. По сравнению с этим деньги однозначно уходят на второй план.

- Вы все лето тренировались с основной командой?

- Да. С июня.

- Откройте страшную тайну: почему вся команда, и мужская в том числе, сыпется на стрельбе, а у вас все в порядке?

- У меня вообще-то всегда со стрельбой хорошо было. Небольшой разлад случился в начале соревновательного сезона, когда именно за счет стрельбы у меня вдруг стали выигрывать другие девочки. Я, конечно, переживала, старалась найти причину, постоянно сравнивала себя с теми, у кого стрельба получается лучше, а потом вдруг все наладилось.  И появился результат.

- В ходе соревновательного сезона вы много работаете над стрельбой?

- Если честно, то нет. Стараюсь, напротив, отдыхать от оружия. Но при этом очень внимательно прислушиваюсь к своему внутреннему состоянию. Перед эстафетой, например, у меня появилось отчетливое желание пойти пострелять. Соответственно, я пошла на тренаж. Пощелкала минут пять - этого оказалось достаточно, чтобы почувствовать все ощущения и уверенность.

- Первую половину сезона вы провели на этапах Кубка IBU. В какой из команд чувствовали себя комфортнее?

- Когда я только приехала с европейских этапов в Поклюку, мне было не очень уютно. У меня-то на этапах все было отлично, а попав в основную сборную я сразу почувствовала очень сильную напряженность. Все были удручены отсутствием результатов.

В молодежной команде у Валерия Польховского мне было намного спокойней. Не только потому, что там задачи другого порядка, но прежде всего благодаря взаимоотношениям между спортсменами и тренерами. Главный тренер приезжает, дает всем указания, следит за их выполнением, но при этом очень сильно ощущалось, что все мы - одна команда.  Меня приятно удивило и то, что когда мы с Андреем Маковеевым приехали к Польховскому из основной сборной, он тут же сказал, что нам нужно создать максимально благоприятные условия, потому что мы - не молодежная команда, у которой все впереди. А люди, которым обязательно нужно вернуться в основную обойму и использовать свой последний шанс. И никто ни единым действием ни разу не дал нам понять, что мы в этой команде не "свои". Там все свои. Поэтому и работают все в удовольствие. Вы даже не представляете, как это здорово. Я в биатлоне много лет, но такой обстановки, как сейчас у Польховского, честно говоря, не припомню.

- Вы же наверняка понимали, возвращаясь в основную сборную, что вас там никто не ждет. Хотя бы потому, что своим появлением в стартовом составе вы отберете место у кого-то еще.

- Это всегда было и всегда будет. Лично я вообще не считаю, что отбираю у кого-то место. Я прежде всего бьюсь за свое место. И стараюсь доказать, что достойна быть в команде. Когда не была достойна, выступала в Кубке России, только и всего. Для меня очень важно понимать, что мое место в команде - заслуженное. Пусть ради этого пришлось пройти через старты кубка Европы.

- Четвертый этап в эстафете - это было ваше желание, или решение тренеров?

- Меня не спрашивали, но предчувствие, что меня поставят именно на четвертый этап, было. Я спокойно отношусь к тренерским решениям: куда поставят, там и побегу. Хотя, конечно же, хотелось, как в старые добрые времена...

- А как было в старые добрые времена?

- Доводилось биться и с Катей Вильхельм, и с Сандрин Байи... Это был сезон 2006/07, я бегала в эстафетах как раз четвертые этапы и неудачно выступили мы именно в Оберхофе - были шестыми. На других этапах занимали либо первые, либо вторые места.

- Мне хотелось бы процитировать вам комментарий, который после эстафеты написал мне в блог один из читателей: "Помню тащила нам Наталья первое место в эстафете на четвертом этапе, а сзади ее съедала прямо на глазах Вильхельм, кажется. Дошла, дотерпела, на финише упала, а глаза полны слез. Мог ошибиться и с гонкой и с этапом, но эти глаза помню очень хорошо".

- Это в Рупольдинге было. Мы с Вильхельм и на более раннем этапе рубились - в Хохфильцене, но слезы - это Рупольдинг. Там ужасно тяжелая трасса. Да и самочувствие в тот день у меня неважным было. В Рупольдинге перед самым финишем есть очень крутой подъем, и когда я докарабкалась до его вершины, то буквально на секунду остановилась, оглянулась и увидела, что Катя очень активно меня догоняет. В тот момент почему-то так жалко себя стало... С трассы мне что-то кричал один из тренеров, а я словно оцепенела - смотрела на Катю и понимала, что больше не могу. Не знаю уж каким образом дотерпела до начала спуска, заставила себя дотерпеть.

Ну а потом помогло то, что я очень тщательно в тот год отрабатывала финишную стометровку. На спуске мне удалось немного отдохнуть, восстановить силы, ну а стометровку я отработала так, что самой понравилась. Так что Вильхельм достать меня так и не смогла, хотя в целом отыграла на том этапе очень много.

- За тем, как на своих этапах выступают Романова, Юрлова и Зайцева вы следили, когда готовились к старту?

- Да, потому что разминалась не не стадионе, а большей частью грелась в кабинках - слишком уж пакостной была погода. Сначала, помню, у меня проскочило чувство, близкое к ужасу: не могла понять, почему девчонки до такой степени мажут и одновременно думала о том, что мне нельзя подвести команду ни в коем случае. А когда вышла на старт ждать Ольгу, все сомнения вдруг куда-то испарились. И я просто делала свою работу. Шла своим темпом, не старалась никого догнать.

Сложнее всего было на стрельбе, потому что некоторые мишени реально не было видно. Стреляла наобум. Поэтому очень радовалась, что сумела доработать нормально.

ставки на спорт