БукмекерПаб
Новости

Кирилл Поваринцев: фотограф и чувства

Кирилл – уважаемая личность в российском нью-скуле: судья, журналист, фотограф. Читайте его интервью о современном положении в отечественном фриски и лыжной фотографии.

- Говорят, ты родился в довольно суровом городе Апатиты (Мурманская область). Расскажи, с чего началось твое увлечение лыжами?

- Ну, во-первых, родился я не в Апатитах, а во-вторых, не так уж там и сурово! Я родился в Омске, а вот раннее детство провел в действительно суровом месте – якутском городе Мирный, алмазной столице СССР. В Апатиты я попал уже в детсадовском возрасте. Насчет лыж: родители с друзьями периодически ездили по выходным кататься в Кировск. Естественно, брали с собой и детей. Сначала не то на беговых лыжах, не то вообще с санками, я плохо помню. Потом нога доросла до минимального размера имеющихся в прокате ботинок.

В первом или во втором классе в школу пришли "рекрутеры" из спортивных секций – сперва из футбольной, куда я тут же записался и успел сходить на две тренировки, а буквально через неделю – из горнолыжной, куда я и переметнулся. Сначала в мутную секцию, базировавшуюся практически в городе, на Воробьиной горе в микрорайоне Белореченский, а через пару лет наша группа переехала оттуда на "25-й километр", в СДЮШОР общества "Трудовые резервы", вроде как-то так это называлось.

- Как ты пришел в нью-скул и почему выбрал твинтип?

- Как следует из сказанного выше, в спортшколе я занимался именно горными лыжами. А насчет твинтипов… Терпеть не могу этот дурацкий акцент на геометрию. Типа: "Вася Пупкин? А это кто? – Да ты его не знаешь, но пацан нормальный, тоже на твинтипах катается". Важно не на чем, а как! Уже давно половина Москвы на твинтипах, но это не значит, что эти люди в теме фрискиинга. Но это так, лирическое отступление. Суть вопроса ясна. Спортшколу я бросил раньше, чем хотелось бы: не сложились отношения с тренером. Сначала катался "туристом", потом и вовсе забросил.

Уехал в Москву, поступил в институт, мечтал о сноуборде. На втором курсе к нам в комнату подселили "старшего товарища". Он оказался альпинистом и ледолазом, но самое главное - читал "Вертикальный мир". Вот из этого журнала я и узнал о лыжном фрирайде. Пораскинув мозгами, решил, что логичнее воскресить горнолыжные навыки, чем начинать с нуля на сноуборде. С этими мыслями я и отправился на зимние каникулы в Апатиты. Достал отцовские "Польспорта", ботинки "Сальво" и в костюме гопника (пуховик и болоньевые узяки на синтепоне) впервые после шестилетнего перерыва вышел на склон. На следующий сезон купил собственный стафф.

Кататься в Кировске было приятно: старые навыки быстро ожили, а сильных лыжников в период зимних каникул там почему-то не было, так что я чувствовал себя первым парнем на деревне. Однако понимал, что считать себя хорошим лыжником, катаясь две недели в году, – это самообман. К катанию в Москве и Подмосковье я относился скептически и, проанализировав ситуацию, понял, что нужно учиться прыгать. Не трюки, нет (я их тогда боялся, а джиббинг вообще презирал), а просто тупо прыгать вперед и вниз. Параллельно начал искать в интернете информацию о фрирайде и наткнулся на скандинавский фильм "Solid Powder". Этот фильм изменил мое отношение к фристайлу. На форуме freestyle.ru (был такой сайт когда-то) я познакомился с Сережей Цауном, и понеслось.

- Как Апатиты повлияли на твое становление и как сегодня Москва влияет на тебя?

- В Апатитах я окончил школу, а в Москве – институт. Это сильно повлияло на мою жизнь - но ты, наверное, про катание. Тогда так: в Апатитах меня подсадили на лыжи, а в Москве я зарабатываю на очередную дозу.

- Чем отличается человек, рожденный в горах, от человека, рожденного на равнинной местности?

- Мне кажется, что в плане катания у человека, живущего в горах, больше возможностей, а у застрявшего на равнине - желания.

- Расскажи о своих путешествиях и что в них самое ценное?

- Самое ценное в моих путешествиях – это сам факт их наличия. Вопреки сложившемуся мнению, я сейчас не так уж и много катаюсь, к сожалению. А вообще, самое главное – хорошая компания и хорошая катка.

- Ты поклонник бэккантри и фрирайд-катания. Что для тебя спуск по нетронутому снегу и где в полной мере можно получить кайф от такого катания?

- Для меня внетрассовое катание (назовем это так) – просто приятные ощущения от езды по пуху, когда лыжи не видно, а снег расходится перед коленями или даже выше, но не тормозит тебя; или от подсевшей целины, когда режешь ее в повороте, как будто растаявшее масло тупым столовым ножом – с легким приятным сопротивлением; или от полета по широкому, открытому полю с хорошим уклоном, когда снег ведет себя, как вода, и ты чувствуешь, как лыжи сами выбирают оптимальный радиус поворота, стремящийся к бесконечности.

Свободное падение с дропа, мягкий хлопок от четкого приземления в не раскатанный снег, пружинистая отдача небольших бугорков, способных запустить тебя в воздух на несколько метров: только не тормози и толкайся. Куча ощущений – тактильные в ногах, гравитационные где-то во внутреннем ухе, звуковой ряд, визуальный, даже запахи. Плюс эндорфины. То есть вот так – никакой религии, ничего духовного, без загонов про единение с природой и горами.

- Путешествия, катание, знакомства, фотография – это твой путь в жизни?

- Я как-то не уверен насчет пути по жизни. Просто сейчас мне это интересно и приятно.

- Беда приходит, когда ее совсем не ждешь. В Норвегии ты получил травму, прыгая с трехметрового спайна. Есть ли желание переосмыслить свое отношение к безопасности в горах?

- Нет, ну там метров пять-то было... Тогда, непосредственно после травмы, мысли были разные. Во-первых, совершенно неожиданно я понял, что серьезно пострадать можно и на ровном месте, а во-вторых, осознал, что на территории Российской Федерации кататься очень опасно, и не потому, что горы особо суровые, а из-за того, что спасательная и медицинская службы никакие. В целом, мое отношение к безопасности в горах или парке не изменилось (за исключением вышеприведенных соображений о катании в РФ), поскольку я никогда сознательно не подвергал себя риску и за безопасностью катания всегда следил внимательнейшим образом. А произошедшее считаю нелепой случайностью... Хотя было нехорошее предчувствие, и ошибку, приведшую к травме, я для себя определил. Конкретно в наступающем сезоне буду аккуратнее, и, скорее всего, не буду прыгать в парке, только в подушку или пухляк. У меня штифт в бедре, не хотелось бы эту конструкцию повредить – вот весной вытащат, тогда и задам жару.

- Ты суеверный человек?

- Нет. И меня раздражает, когда вместо слова "последний" говорят "крайний".

- Чтобы делать серьезные вылазки на новые маршруты, необходима команда. Какими должны быть люди из твоей команды? Я имею в виду совокупность профессиональных навыков и человеческих качеств.

- Самое главное – знать, с кем катаешься и чего ожидать от каждого из членов команды. В идеале, нужен примерно одинаковый темп катания и одинаковые представления о темпе работы (если речь идет о съемках). По идее, раз уж считается, что я поклонник бэккантри, у всех членов группы должна быть хотя бы базовая лавинная и спасательная подготовка. Но это так, из области теории – обычно мое катание не подразумевает пребывания в зонах, где такая подготовка необходима, и катаюсь я с кем попало.

- Ты являешься сертифицированным судьей FIS. Как ты пришел в судейство, какова специфика этой работы?

- На паре джиб-контестов отсудил лыжный зачет, организованный ребятами с twintip.ru, потом эпический биг-эйр от Movement Skis – нелегальное мероприятие в Новопеределкине. Стал общаться с Георгием Стеценко, обладателем судейских категорий по версии IJC и FIS, с опытом работы на Кубке мира и многочисленных соревнованиях серии Swatch TTR. Он и стал нашим наставником (моим, и еще пары молодых судей – Феди "Хэнка" Разуваева и Антона "Белки" Белоцерковского). Успешно отработав на Кубке "Спортмастера", я в день своего рождения отправился на БГВ... Узнав об этом часов за пять до вылета. И понеслось!

- Что для тебя является наиболее тяжелой составляющей судейства?

- Для кармы плохо, все туда гадят.

- Насколько часто бывают необъективные претензии со стороны участников?

- Постоянно. Райдеру всегда кажется, что грэб он взял быстро, держал долго и приземлил четко.

- В России проводится всего три крупных ежегодных лагеря: ветеран Домбайский, летний Эльбрусский и совсем молодой Кировский. Изменилась ли организация данных лагерей за последний год?

- Про последний год, к сожалению, ничего сказать не могу – весь сезон на костылях просидел. Но не думаю, что они становятся хуже. Кировский, например, судя по отчетам, значительно улучшился. Это и неудивительно: там и в предыдущий раз единственной проблемой был подъемник. Сейчас эта проблема решена.

- Что ты думаешь о российском экстрим-кинематографе? Возьмем, к примеру, "Атмосферу" и "Ажиотаж" – это, с одной стороны, хорошо сделанные PR-проекты, а с другой - не совсем доделанный продукт. Может, все-таки объединиться, как многие писали на форумах, и сделать одно, но качественное и коммерчески эффективное кино?

- Призыв "все-таки объединиться" сродни шариковскому "взять все, да и поделить". У нас кино снимают полтора человека, при этом Ваня "Мэд" Малахов – это один, а все остальные – еще половина. "Action Brothers" действительно работают над съемками, а не просто катаются в свое удовольствие и параллельно снимают, как получится. К сожалению, снимать им, по большому счету, некого. Фрирайдеров, которые могут куда-то ездить и которых можно снимать, нет, а немногочисленные нью-скулеры хоть сколько-нибудь приемлемого уровня страдают звездной болезнью и "снимают свое кино". Это, кстати, не в обиду "LSM" – их "Move Back" вышел очень приличным, фильм просто пронизан атмосферой катания, я в первые минуты просмотра прямо почувствовал запах снега и ночных улиц в прокуренном клубе. Но у ребят свой формат, и их нежелание работать с "Action Brothers" в принципе понятно.

- Что для тебя фотография? Когда ты сделал свое первое экстрим-фото?

- Фотография для меня – второе увлечение, после лыж. Насчет "экстрима" я не уверен, а первая моя катальная фотка, которой я был доволен, – это Женя Ветошкин на перилах у Чертановского пруда.

- Как поймать в природе тот нужный момент, чтобы фотография стала особенной?

- Не знаю, к сожалению. Вообще, мне часто снятся сны с похожим сюжетом: я вижу какое-то природное явление нечеловеческой красоты, и камера вроде как есть, но в другой комнате, и объектив не тот стоит. И вот пока я за ней хожу и меняю объектив, явление вместе со своей красотой сходит на нет.

- А какое чувство, на твой взгляд, должно быть развито у фотографа лучше всего? Или это зависит от того, в каком жанре он работает? Может, чувство цвета, чувство гармонии, чувство кадра?

- Я бы слово "чувство" вообще не употреблял в совокупности с фотографическими терминами. Кадр? В первую очередь ты смотришь на мир собственными глазами, без посредников в виде камеры и объектива. И в подавляющем большинстве случаев хорошее фото – это то, что передает картинку так, как ты ее видишь. Передает все то, чем эта картинка тебя привлекает. И зачастую ты стараешься не приукрасить картинку с помощью выигрышного ракурса и грамотного кадрирования, а просто не испортить ее.

Это "чувство кадра"? Да нет, это знание основ композиции, добытое либо в художественной школе, либо чужим опытом и собственными ошибками, как у меня. Цвет? Правильное "чувство цвета" - это серая карта. Так ты передаешь то, что видишь. Иногда то, что ты видишь, выглядит не слишком весело – тогда на помощь приходит "чувство цвета" создателей "Фотошопа". Это нормально, но это никакое не чувство.

Если говорить о горных лыжах и сноуборде, то главное чувство, которое необходимо, – это желание. Желание кататься, желание снимать, желание учиться. Здесь нет ничего непостижимого, любой может все понять и освоить – это не искусство. В последнее время я смотрю много военного фото. В основном современные конфликты, начиная со второй половины двадцатого века - Вьетнам, Афган, Чечня, Ирак, Африка, снова Афган, да много всего. Есть просто репортажка, а есть настоящие работы.

Хочется верить, что у этого жанра более глубокая основа. Сложно представить, как "начинающий военный фотограф" просматривает работы мэтров и прикидывает, что и как из увиденного применить на практике, или строит композицию, стараясь взять труп в левую треть кадра, чтобы получилось не так статично. Тем не менее, примерно так все и есть – хотя бы на подсознательном уровне. Короче говоря, те жанры, с которыми я более-менее знаком, кажутся мне больше ремеслом, чем искусством. Но я могу ошибаться, особенно в предыдущем абзаце.

- Что самое важное в съемке экстремального спорта? Важно уметь кататься или достаточно знать определенные моменты, в которых стоит запечатлевать райдера?

- Важнее всего опыт съемок, понимание специфики спорта, законов жанра... Смотреть как можно больше работ состоявшихся фотографов, пытаться понять, почему тебе нравится конкретно эта фотография, как автору удалось передать динамику, масштаб, как и зачем выставлен свет, и так далее. Конечно же, райдеры нужны приличные – в конечном итоге, снимать придется их. Ну и кататься да, не помешает, иначе до некоторых спотов просто не доберешься.

 

По материалам twintip.ru
Более полный вариант статьи и фото можно посмотреть здесь

ставки на спорт