/news/id/912 БукмекерПаб
БукмекерПаб
Новости

Болтозависимость

В воскресенье в Берлине Усэйн Болт окончательно вошел в историю мирового спорта, пробежав стометровку за 9,58. О том, что осталось за кадром, рассказывает специальный корреспондент "СЭ".

Смешанная зона на "Олимпиаштадионе" - маленькая тесная комнатка, явно не соответствующая размаху нынешнего чемпионата. Винить тут некого: в 1930-х проектировщики арены и представить себе не могли, что когда-нибудь здесь будут одновременно работать несколько тысяч журналистов.

Поздним воскресным вечером, спустя час после завершения стометровки, на полу этой комнатки валялись многочисленные свидетельства яростной борьбы репортеров за жизненное пространство - ручки, блокноты и даже чей-то диктофон. Такой же беспорядок, наверное, творится в гримерке рок-звезд после очередного концерта.

При этом в смешанной зоне уже не было ни души. Все ушли на фронт. То есть в тент для пресс-конференций. Если бы там, в этом тенте, росли деревья, то стоило ожидать, что журналисты расселись бы и на их ветвях. Все ждали Болта. При том, что, несмотря на поздний вечер, пресс-служба чемпионата еще не провела встреч ни с призерами женского ядра, ни с призерами семиборья и, казалось, находилась в состоянии полного организационного бессилия.

Толкательница ядра Валери Вили, войдя в тент, ожидала увидеть что угодно, только не это. Но даже своей точеной новозеландской бровью не повела, обозревая полнейший аншлаг в журналистком шатре. Ни Вили, ни даже любимице местной публики Надин Кляйнерт, которая завоевала первое для Германии серебро на этом первенстве, не было задано ни одного вопроса. Конечно, это было некрасиво, но когда вертлявый ведущий принялся исправлять ситуацию, задавая наводящие вопросы, зал неодобрительно загудел.

Бронзовый призер - китаянка Лицзяо Гун - откровенно скучала. Вся ее миссия на этой пресс-конференции состояла в том, чтобы обильно потеть перед телекамерами. И она по-честному потела, проклиная, наверное, своего менеджера, который должен был обеспечить бесперебойный перевод ее слов, но куда-то запропастился. А может, просто побоялся войти в эту раскаленную аудиторию.

Я думаю, что Колумб с меньшим нетерпением ожидал появления берегов неизвестной земли, чем мы - Усэйна Болта. Наконец, в зал влетели охранники, а рабочие бросились выставлять специальные рекламные стенды, где было жирно выведено: World Record. Это могло означать только то, что несчастное семиборье принесено в жертву.

Ни для кого не секрет, что трехкратный олимпийский чемпион с Ямайки не любит вовремя приходить на встречи с участием трехкратного олимпийского чемпиона с Ямайки. Но нам повезло. Компанию призерам решил составить президент IAAF Ламин Диак, надевший ради этого свой лучший сенегальский наряд. Следом за ним в зал проследовали (в алфавитном порядке): Усэйн Болт, Тайсон Гэй и Асафа Пауэлл. Болт, казалось, был очень рад, что Гэй тоже пришел пообщаться с журналистами.

- Тайсон, здорово! - воскликнул он так обрадованно, словно увидел американца впервые после долгой разлуки. Весь его вид так и говорил: "А ты-то здесь откуда?"

Болт и Пауэлл, не успев рассесться, принялись паясничать и гримасничать, то есть заниматься тем, чем они занимались все два соревновательных дня мужской стометровки, включая предварительные забеги. Вдобавок Болт высунул свой язык, самый обыкновенный, влажный, ничем технически не оснащенный, и показал его репортерам. Те благодарно зачирикали ручками по блокнотам. Что стало сигналом к началу пресс-конференции, в ходе которой смех раздавался гораздо реже, чем это можно было предположить.

Честно говоря, все ожидали чего-нибудь жареного. Например, острых фраз Болта и Гэя в адрес друг друга, ну или на худой конец взглядов исподлобья. Усэйна и Тайсона в последнее время очень активно сталкивали лбами. В этом было очень много коммерческого интереса и очень мало нормальных человеческих отношений. Но судя по тому, что происходило в ходе пресс-конференции, искусственное нагнетание страстей двух великих спринтеров не рассорило. Дружить они, наверное, не будут никогда, но и враждовать тоже.

Два года назад во время чемпионата мира в японской Осаке мне уже доводилось писать, что Тайсон Гэй мало подходит под умело сформированный его предшественниками образ обычного американского спринтера. Он не мальчик-мажор и не хам. Тайсон - воспитанный парень, которого родители научили не задирать нос после побед и не распускать нюни после поражений. Болт, несмотря на перебор с самопиаром, кажется, слеплен из того же теста.

- Усэйн, вы часто повторяете, что мечтаете стать живой легендой спорта. Насколько сегодняшний день приблизил вас к этому?

- Наверное, приблизил. Хотя этот процесс не может продолжаться год или два. Должно пройти время. Нужно, чтобы меня постоянно толкала вперед серьезная конкуренция. А как без этого?

- Вы хоть немного сомневались в своей победе?

- Да не то чтобы сомневался. Просто понимал: эти парни могут меня сделать. Тайсон в этом сезоне вообще рвал жилы, чтобы доказать, что он по-прежнему на вершине.

- Тайсон, вы установили рекорд США, но при этом проиграли, извините, в одну калитку. Какие сейчас испытываете чувства?

- Нормальные чувства, - Гэй как всегда не отвечал на вопрос, а читал рэп. - Даже хорошие. На самом деле я очень рад за Усэйна. Он действительно очень талантлив и заслужил то, что заслужил. А самим забегом я доволен. Во всяком случае, выдал все что мог.

- Усэйн, давайте вместе с вами еще раз пробежим эту стометровку.

- С удовольствием. У меня получился хороший старт: я неплохо среагировал на выстрел, хотя точно не чемпион мира в этом деле. В принципе уже после 50 метров я понимал, что меня вряд ли кто-то достанет, потому как последний отрезок бегу очень сильно. И в итоге мой бег получился близким к идеалу.

- Тайсон, был ли хоть один момент по ходу забега, когда вы почувствовали, что можете составить Усэйну конкуренцию?

- Наверное, нет. Может, только в самом начале, но там всегда непонятно, кто кого. Но когда закончилась фаза набора скорости, все стало очевидно. Притом что я сделал все, что было в моих силах.

- Усэйн, объясните, как вам удается раз за разом бить мировые рекорды?

- На меня ничто не падает с небес. Тренироваться в этом году я начал поздно. Прошел и через непростой период, когда попал в автомобильную аварию. Был даже момент, когда мне никак не удавалось стабилизировать свой бег. Болтало туда-сюда.

- Когда вы перевернулись в своем автомобиле, думали ли о том, что 9,58 вообще возможны?

- Да ну какое там! Но я не сомневался, что в конечном счете все будет хорошо. Когда дело доходит до турнира, я всегда серьезен, собран и знаю, что надо делать.

- Этого не скажешь, глядя на то, как вы дурачитесь перед забегом.

- Послушайте, я целый год только и знаю, что занимаюсь одним и тем же делом - бегаю. Поэтому, уверяю вас, примерно представляю, что именно нужно сделать, чтобы полностью сконцентрироваться. Какое бы шоу я ни устраивал перед стартом, но когда я встаю на колодки, то всегда помню о деле.

- Итак, что дальше?

- Не знаю. Всегда это повторял и готов повторить снова. Я действительно не знаю, где будет следующая остановка. Все возможно! (Позже BBC сообщит со слов Болта, что 9,40, по его мнению, вполне реальны. - прим. С.Б.). Я чувствую определенную гордость оттого, что устанавливаю эти мировые рекорды. Это ведь хорошо и для вида спорта, не так ли? А чем лучше легкой атлетике, тем больше у нас будет спонсоров. Значит, я смогу взять от этой жизни все. Круг замкнулся.

- Следует ли ожидать от вас мирового рекорда на 200-метровке?

- Сомнительно. Во всяком случае, прямо сейчас мне это не кажется возможным. Да и Тайсон, судя по всему, задаст мне перцу на своей любимой дистанции. Тайсон, респект тебе, ты классный спринтер.

После такого реверанса Гэя не могли не спросить о его собственных шансах на 200-метровке, которая, на всякий случай, считается его коронкой:

- В предварительных забегах было заметно, что вы немного "недобегаете", бережетесь. Является ли это последствием травмы, которую вы получили по ходу сезона?

- Неужели это было так заметно? Действительно, я старался оставить себе запас. Мышцы еще не до конца окрепли, я вынужден беречь ногу. После каждого забега стараюсь консультироваться с врачом. Точно так же поступлю и перед 200-метровкой и уж потом смогу ответить на вопрос о своих перспективах в новой битве.

После этого Ламин Диак, наконец, объяснил, зачем он пришел на встречу с журналистами. Он хотел вручить Усэйну чек на 100 тысяч долларов, положенных за установление мирового рекорда. Но, сфотографировавшись в обнимку с призерами, почему-то его так и не вручил. Даже несмотря на то, что Болт уже легкомысленно почесал пальцы в характерном жесте - мани, мани, мани.

...Когда все уже стали расходиться, ямаец снова стал самим собой. Кричал: "А где мой чек?!", ползал под стулом, на котором перед этим сидел президент IAAF. А потом с улицы раздался страшный визг болтозависимых поклонниц, увидавших своего кумира, который шагал в живом кольце из стюардов.

А с Усэйном мы в берлинском журналистском шатре еще встретимся не раз. Вот уж в этом сомнений нет ни у кого.

Чемпионат мира по легкой атлетике. Берлин. 16 августа. Мужчины. 100 м (ветер +0,9 мс). 1. Болт (Ямайка) - 9,58 (рекорд мира). 2. Гэй (США) - 9,71. 3. Пауэлл (Ямайка) - 9,84. 4. Бэйли (Антигуа и Барбуда) - 9,93. 5. Томпсон (Тринидад и Тобаго) - 9,93. 6. Чемберс (Великобритания) - 10,00. 7. Бернс (Тринидад и Тобаго) - 10,00. 8. Пэттон (США) - 10,34.

Женщины. Ядро. 1. Вили (Новая Зеландия) - 20,44. 2. Кляйнерт (Германия) - 20,20. 3. Лицзяо Гун (Китай) - 19,89. 4. Михневич (Белоруссия) - 19,66. 5. АВДЕЕВА - 19,66. 6. Картер (США) - 18,96. Семиборье. 1. Эннис (Великобритания) - 6731. 2.Озер (Германия) - 6493. 3. Чудзик (Польша) - 6471. 4. Добрынская (Украина) - 6444. 5. Есипенко (Украина) - 6416. 6. Мельниченко (Украина) - 6414. ...8. ЧЕРНОВА - 6288.

Берлин

ставки на спорт