/news/id/824 БукмекерПаб
БукмекерПаб
Новости

Пора взрослеть

В Крылатском завершилась шоссейная часть чемпионата мира среди юниоров.

ЕЩЕ ОДНА ДЕРЕВЯННАЯ МЕДАЛЬ

Стартовый (он же и финишный) городок ранним воскресным утром казался хмурым. И все традиционные жизнеутверждающие "ламбады", гремевшие из динамиков, резко контрастировали с заспанными лицами жителей окрестных домов, которые вышли на рядовую (казалось бы) прогулку с четвероногими друзьями, а оказались в эпицентре страстей целого чемпионата мира.

И ведь не понять было вот так сразу, что всего лишь юниорского. Все было очень даже по-взрослому. С милицейским оцеплением, иностранной речью со всех сторон, оголенным тренерским нервом.

Самое интересное в шоссейных гонках происходит, как правило, в самом начале и в самом конце. Прямо со старта начинают воплощаться в жизнь хитроумные тренерские замыслы. Так как замыслов много, а асфальтового полотна для маневров мало, это приводит к суматохе внутри пелотона, бесконечным сменам позиций, крикам и ругани. В общем, любо-дорого посмотреть.

Радиосвязь - непременный гоночный атрибут взрослых соревнований - в юниорских гонках запрещена. Тем самым молодежь пытаются оградить от тлетворного влияния на личную инициативу и гонщицкую смекалку. А заодно не давать карты в руки тем наставникам (потом, в профессиональном велоспорте, они будут называться спортивными директорами), которые, как недавно выразился известный наш велосипедист Александр Ефимкин, любят по ходу гонки "поиграть в Playstation".

Впрочем, совсем без связи современный велоспорт обойтись уже не может, поэтому информация из машины жюри поступает в одностороннем порядке по рациям, сконцентрированным в руках прошедших специальную подготовку людей. То есть тренеров и прочих официальных лиц. Поэтому за ними, важно расхаживавшими вдоль линии старта, тянулся шлейф из желающих "услышать изнутри" женскую групповую гонку.

Оказавшись в этом шлейфе, можно было узнать, что на стартовых кругах по Крылатским холмам "австралийки натягивают" (то есть взвинчивают темп), "американки порвали пачку" (раздробили пелотон на части), но "наши" в конце концов "подъехали" (вплотную подтянулись к лидерам).

Внеся определенную ясность в вопросы, кто чего стоит и кто на что надеется, пелотон отправился в достаточно монотонное, но от этого не менее утомительное путешествие - на выносливость, на износ. В стартовом городке вновь заклевали носом. Одни отправились пить кофе, другие остались на трибуне - загорать на вышедшем в полдень из-за облаков московском солнце да байки травить.

Естественно, в который уже раз обсосали историю, приключившуюся в ходе пятничных гонок с раздельным стартом. Там у России был реальный шанс завоевать первую медаль. К награде мчалась Маша Мишина, но на одном из поворотов у нее… отлетело седло. А машина, сопровождающая на дистанции всех без исключения участниц юниорского первенства, пролетела мимо, не сбавляя хода.

- Не, а что ты хочешь? - по-рыбацки развел руками один из тренеров. - Там же за рулем таксист сидел. Ты погоди хохотать, я серьезно говорю - самый натуральный таксист. Машин на такую толпу народа не напасешься, подписали контракт с одной таксомоторной фирмой. А те сказали, мол, чужих за руль не пустим. И что делать? Короче, их шофер сел за баранку, а на заднее сиденье запрыгнул наш механик. Ну и когда у Машки отлетело седло - доэкспериментировались, блин, перед стартом, назатягивали, черти, болты - водитель махнул мимо, как ни в чем не бывало. Пока механик ему проорал в ухо, чтобы бил по тормозам, пока несся к Мишиной с новым велосипедом в охапку, на старом-то один штырь вместо седла торчал… Короче, секунд 40 потеряли - это минимум.

Мишина, примчавшись на финиш красной от злости, проиграла две секунды третьему месту и десять - второму…

В воскресенье Лариса Панкова ушла в отрыв за полтора круга до финиша. Сейчас-то очевидно - рано ушла. Но задним умом мы все сильны, а тогда, в пылу борьбы, показалось, что даже правильно сделала - в головной группе из 30 гонщиц россиянок осталось всего две. Зато от итальянок с француженками рябило в глазах. Неравны были силы, и надо было что-то придумывать. Вот Лариса и придумала.

Догоняли Панкову медленно, но неумолимо. А потом из группы выстрелили три - две хитрющие итальянки и француженка. И уже пришла пора Панковой терпеть, когда на последнем, кажется, подъеме она потеряла контакт с теми, что собирались разыграть между собой награды. За троицей Лариса в итоге удержалась, но было ей уже не до финишного рывка. Еще одна деревянная медаль торжественно упала в копилку российской сборной. И непонятно, какая из них обиднее. А выиграла Росселла Каллови, подтвердив, что Италия в шоссейных гонках остается Италией даже по юниорам.

ПЭЙСМЕЙКЕР СВЕШНИКОВ

До начала мужской гонки оставалось еще два часа, и в зоне старта можно было разглядеть лишь счастливых призеров в окружении их еще более счастливых родителей, говоривших по трем мобильным телефонам одновременно. Румяная чемпионка мира держала букет ромашек и втихаря улыбалась московским пацанам, озорно свистевшим ей через ограждения.

Рядом сиротливо стояли два представителя сборной Чили. Один держал в обеих руках четыре колеса, второй - гору пакетов с одеждой. Было ясно, что юные чилийские гонщики куда-то запропастились. И ожидавшая их парочка явно не знала, кому жаловаться.

- А они вообще финишировали?

- Конечно, финишировали! - обиделся тот, что с колесами. - Они, наверное, в ресторане.

Но в ресторан моих собеседников не пустили. На строгую охранницу количество колес в их руках не произвело никакого впечатления. Равно как и ретро-велосипед и ретроформа одного велолюбителя, явно выделявшегося на общем фоне. То был вылитый участник "Тур де Франс" 1932 года, так и не добравшийся до Елисейских полей. С трибун кричали: "Пропустите ветерана!" Однако охранница проявила принципиальность и осталась собой очень довольна.

Изучая стартовые протоколы юниоров, можно было сколько угодно фантазировать на тему шансов сирийца Ахмеда Бадреддина Ваиса, казахстанца Сагиндиса Мирзахажаева и даже тунисца Хуссана Насри. Но чутье подсказывало - на пьедестале сегодня будут стоять другие.

И, знаете, чутье не обмануло. Это была очень интересная и очень юниорская гонка, в которой мыслили больше сердцем, а не рассудком. Особенно отличился россиянин Кирилл Яцевич. Со второго круга он с группой товарищей уехал в отрыв и там словно с цепи сорвался - принялся отрабатывать смены за себя и за "того парня". После одного из кругов, когда Яцевич оказался в районе досягаемости, тренеры, мягко говоря, подвергли критике его действия и погрозили парню кулаком. Но Яцевич, будучи на трассе, чувствовал себя в безопасности и откровенно саботировал тренерские установки: отсидеться за спинами, посимулировать чуток, показать, что ему тяжело.

За три круга до финиша репортеры обнаружили наконец главного тренера мужской юниорской сборной Игоря Струтинского. Тот сидел на стуле в боксе, держал рацию возле уха и мыслил стратегически.

- Мы в отрыве. Преимущество было около минуты, потом начали догонять. - мы едва поспешали за мыслью главного тренера. - Еще бы, три итальянца засели в группе! Они же никогда не работают!

- А давайте мы, то есть Яцевич тоже работать не будет.

- Давайте, я не против. И что тогда получится? А получится, что отрыв обречен, - многозначительно поднял палец Струтинский.

Собственно, к тому моменту Яцевич больше не высовывался вперед - "наработался". За круг до финиша начались тактические перестроения из группы в группу, благо дистанция между беглецами и преследователями это вполне позволяла. Еще за километр до конца Яцевич находился в головной группе, где уже, к слову, поудобнее располагался другой россиянин - Кирилл Свешников. Грамотно, по науке, он просидел всю гонку в засаде и теперь готовился нанести кинжальный выпад. Настораживало лишь то, что такие же выпады готовились совершить еще девять гонщиков, среди которых уже не было загрустившего Яцевича.

Выбор момента для атаки - вопрос исключительно творческий. Тут тренеры спортсмену уже не помощники - сам должен уметь оценить собственное состояние. Но каким бы оно ни было, начинать финишный спурт за 800 метров до ленточки - дело как минимум рискованное. Увы, Свешников так и сделал. Пошел на максимуме, когда финишная черта еще даже не показалась на горизонте.

В легкой атлетике людей, занимающихся подобными вещами, зовут зайцами или пэйсмейкерами. После финиша им жмут руки и делятся с ними призовыми. Свешникову его соперники, надо полагать, тоже не прочь были пожать руку, когда все было кончено. Подхватив его темп, претенденты на медаль быстро растерзали несчастного Кирилла, затолкали его куда-то в конец первой десятки, а сами кровожадно разделили медальную добычу. Самый лакомый кусок достался бельгийцу Джасперу Стуйвену.

В воскресенье стало очевидно, что в России полным-полно талантливых юниоров. Которым еще взрослеть и взрослеть.

ставки на спорт