/news/id/409 БукмекерПаб
БукмекерПаб
Новости

Пакиао устроил Хаттону Хиросиму

В субботу в Лас-Вегасе филиппинец Мэнни Пакиао уже во 2-м раунде нокаутировал британца Рикки Хаттона и окончательно застолбил за собой звание лучшего боксера во всех весах.

Пакиао не дал разогреться и настроиться на бой не только Хаттону, но и зрителям, многие из которых лишь ошарашенно переглядывались, когда все закончилось, словно сомневаясь, что все это им не приснилось. Наконец, было еще одно чувство, которое я даже не очень знаю, с чем сравнить. В общем, вы долго настраивались на этот бой и ожидали продолжительного кайфа, а восторг от увиденного оказался хоть и очень силен, но слишком быстр. Вы тут сидите перед телевизором все еще под парами, как паровоз, а никуда уже ехать не надо. Приехали.

Однако начнем с начала. Кто пел филиппинский гимн, я не знаю. Филиппинец. Но британский пел знаменитый певец Том Джонс, от которого угорали еще наши мамы и бабушки. Это такое "их всё" британской эстрады. Раз пригласили фигуру такого масштаба, значит, в Великобритании от этого боя и от Хаттона ждали очень многого.

Ну а потом американский гимн (поскольку боксеры встречались в Лас-Вегасе) спела девушка немыслимой красоты и, видимо, филиппинского происхождения. Думаю, даже тем, кто Америку ненавидит лютой ненавистью, на этот раз хотелось, чтобы ненавистная музыка звучала подольше. И, наконец, после заключительных воплей знаменитого ведущего Майкла Баффера начался бой.

Да, была еще одна деталь, о которой нельзя не сказать. Многое стало ясно еще до первого удара гонга, когда показали рефери поединка Кенни Бейлесса. Дело в том, что это довольно жесткий арбитр - из тех, кого Хаттон не любит, так как он не дает клинчевать и бодаться. Впрочем, нельзя сказать, чтобы это было неожиданностью. Это в Британии у Хаттона были рефери, которым он подавал сигналы, когда надо вмешаться.

Тем не менее Хаттон начал бой довольно бедово, и первый удар, классический для боя с левшой правый прямой, был за ним. Правда, цели он не так чтобы очень достиг. Однако на первой минуте создалось впечатление, что Пакиао совсем нелегко работать с британцем. Было много суматохи, и Хаттону даже как-то удалось прижать Пакиао к канатам, но тот вывернулся. Еще Рикки попробовал свою любимую тактику раз-два-клинч, но рефери быстро пресекал эти дружеские объятия в стиле неожиданных встреч со старыми и давно не виденными друзьями. В общем, сделать "сколько лет, сколько зим" не получилось.

На второй минуте Хаттон стал довольно часто пропускать, и тут вдруг как-то сразу запахло концом и керосином, чтобы не сказать керосиновым концом. Левша Пакиао провел правый полубоковой-полупрямой навстречу, и Хаттон рухнул на пол. Удара он явно не видел. Когда показали его лицо, стало ясно, что потрясен британец не только физически, но и морально. Видимо, в том числе и тем, что абсолютно не понимал, как это все произошло. Знал бы он, какой сюрприз ждал его впереди.

Времени до гонга было предостаточно, и Пакиао принялся наседать. Хаттон отбивался неубедительно, но отбивался. Тогда филиппинец чуть прибавил обороты, и после очередной шквальной атаки Рикки снова оказался на полу. Он снова встал, но теперь уже было ясно, что ненадолго. Раунд очень скоро закончился. Хаттон попытался с чистосердечной прямотой английского джентльмена ударить после гонга, но не достал.

Второй раунд долго развивался достаточно спокойно. Хаттон много пропускал, но как-то начал привыкать к этому. В общем, ненадолго появилась надежда, что какое-то время это может продолжаться. Возможно, появилась она и у Хаттона. Но когда уже казалось, что ничего особенного до конца раунда не произойдет, особенное все-таки произошло. И это было нечто.

Хаттон чуть пошел вперед, и именно под тем углом, под которым "выдвигалась", на свою беду его голова, навстречу ей вылетел, как ракета с самонаводящейся боевой головкой, левый боковой Пакиао, который пришелся точно в челюсть, ровнехонько в "выключатель света". Хаттон опрокинулся на спину. Выглядело это довольно жутко. Он упал, просто как шкаф во время землетрясения, тяжело и безнадежно.

Рефери замахал руками и даже не стал открывать счет. Он понимал, что сосчитать тут можно будет и до тысячи и нужно скорее вызывать помощь. Честно говоря, пока через несколько минут не показали лицо Хаттона со слегка прояснившимися глазами, было не по себе. Но, кажется, обошлось.

Не думаю, что после этого боя у кого-то остались сомнения, кто сейчас лучший боксер во всех весах. Незадолго до того стало известно, что на ринг возвращается бывший обладатель этого неофициального титула Флойд Мейуэзер, и ясно, что он в скором времени будет выходить на Пакиао. Всегда был горячим поклонником Флойда, но, честно говоря, сейчас не очень много поставил бы на него против Пакиао, тем более что Мейуэзер всегда не очень убедительно работал против тех, кто не уступал ему в скорости. Достаточно вспомнить его бой с Забом Джудой, который он хоть и выиграл, но не без труда, а Пакиао - это ведь далеко не Джуда.

Что же касается Хаттона, то здесь все совсем грустно. Для него бой с Пакиао неизбежно станет чем-то вроде Хиросимы. То есть это не просто поражение, а поражение, от которого он, как от радиации, будет чувствовать последствия на протяжении всей своей жизни, а очень многое кончилось для него в эту субботу навсегда.

ставки на спорт