/news/id/345 БукмекерПаб
БукмекерПаб
Новости

Деревянная медаль

Велоспорт - не футбол, желание пересмотреть то или иное соревнование возникает не так часто. Однако прошедшей в субботу мужской групповой гонкой хочется, честное слово, наслаждаться вновь и вновь. По накалу, интриге, драматургии это был один из лучших олимпийских турниров за всю историю. Для тех, кто понимает, очевидно, что сборная России, сражавшаяся все 245 километров пути по принципу мушкетеров - один за всех и все за одного, - провела блистательную гонку. Тем же, кому понять не суждено, сообщаем: Александр Колобнев финишировал 4-м, Владимир Карпец - 19-м, Денис Меньшов - 60-м, Сергей Иванов - 78-м. Владимир Ефимкин не финишировал вовсе.

Сергей БУТОВ
из Пекина

А ТЕПЕРЬ - ГОРБАТЫЙ!

К командным боксам перед началом гонки мы с коллегами-телевизионщиками пробились чудом. Но все-таки пробились, обведя вокруг пальца, кажется, целый батальон китайских солдат. Это важно, потому как наблюдать за олимпийской гонкой, не зная расстановки сил перед стартом и примерного распределения ролей между членами команды, - головоломка не из легких.

Точно помню, что было очень жарко. Уже потом, в пресс-центре, нам раздали какие-то бумажки с прогнозом погоды на весь день, в которых было написано, что температура воздуха к 10 утра составляла 30 градусов при влажности 94 процента. Это звучало, как приговор.

Владимир Ефимкин с явным сожалением на лице выглянул из тенистой палатки под палящее пекинское солнце. На бордюре сидел американец Джордж Хинкэйпи по прозвищу Большой Джордж, за спиной которого из-за вложенного под майку пакета со льдом торчал большущий горб. Американец приветливо кивнул россиянину.

- А теперь - горбатый! - кивнул в ответ Ефимкин.

Большой Джордж сделал вид, что все понял, и широко улыбнулся. Пакет со льдом за шиворотом делал его оптимистом. Дружескую беседу прервало появление главного тренера мужской сборной России Дмитрия Конышева. Заговорили, естественно, о погоде.

- Не завидую я ребятам, - грустно улыбнулся главный тренер. - Жара такая, что жить не хочется. А если еще в седле шесть часов провести... Ладно, главное - дотерпеть до горного участка. Это здесь пекло, а там воздух почище и даже дует небольшой ветерок. Хотя, как и здесь, ничего толком не разглядеть из-за этого марева в воздухе.

-Как думаете ехать гонку?

- Атаковать будем! У нас самая сильная команда, я в этом убежден. Устраивать на финише спринт нам не очень выгодно, зачем тащить за собой 20 конкурентов? Победить в такой толчее будет непросто. Попробуем наказать итальянцев с испанцами. Они там все такие великие, что им неудобно работать друг на друга.

-Уже известно, чем будет заниматься каждый из гонщиков?

- Колобка (Колобнева. - Прим. С.Б.) отправим плавать с акулами. Вроде Беттини с Вальверде. Если все-таки будет спринт, именно на него сработает вся команда. Если получится ранний отрыв, то у нас есть специально обученные люди, чтобы его нейтрализовать либо поддержать и возглавить. Одного такого человека зовут Сергей Иванов.

ПОД НАДЗОРОМ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ МАО

Пока журналисты прохлаждались в автобусе-шаттле, перевозившем их со старта, состоявшегося на пекинских улицах, на финиш к одному из участков Великой Китайской стены, гонщики отправились в путь-дорогу проложенную по центру города. По пути они прокатились вдоль площади Тяньаньмэнь под бдительным оком председателя Мао, глядевшего на олимпийцев с громадного портрета, одним глазком взглянули на Храм Неба, очень тезисно ознакомились с архитектурой Дворца династии Юань и наконец пропылили мимо "Птичьего Гнезда", где накануне был зажжен огонь Олимпиады. Равнинная дистанция не предполагала никаких попыток побега из группы.

Но стоило пелотону наконец прибыть к окрестностям Великой Китайской стены, как стало не до шуток. Гонщикам предстояло преодолеть 7 кругов (по 23,8 км каждый) по чрезвычайно пересеченной и холмистой (похожей на расческу) местности. Было очевидно, что это испытание, которое, с учетом совершенно антигуманных погодных условий, рисковало превратиться в хождение по семи кругам ада, суждено выдержать не всем. Так и вышло.

Один за одним из турнира стали выбывать не какие-то безусые юниоры, а матерые мужики, съевшие за свою гонщицкую карьеру не одну собаку. Не справились с темпом американец Дэвид Забриски, немец Геральд Циолек, аргентинец Хуан Хосе Аэдо. Вскоре настала пора переодеваться в штатское и одному из главных фаворитов - испанцу Оскару Фрейре, победителю спринтерского зачета "Тур де Франс"-2008. В итоге до финиша добрались всего 90 человек из почти полутора сотен стартовавших.

Уже на первом круге пелотон, видимо, засмотревшись на Стену, умудрился прозевать отрыв, в который помимо откровенных "пассажиров" затесались и серьезные ребята. Вроде действующего чемпиона "Тур де Франс" испанца Карлоса Састре. Его соотечественники отреагировали мгновенно: перестроили командную тактику, в которой звезде мирового велоспорта Альберто Контадору нашлась роль... водовоза. Не по годам титулованный гонщик, он засунул куда подальше собственные амбиции и послушно возил товарищам по команде бочки с водой и прочую нехитрую гонщицкую снедь.

- В ходе гонки radio-course, которая информирует обо всех изменениях на дистанции, функционировала просто мерзко, - рассказывал на финише Конышев. - От этого пострадали все команды, не только мы. Складывалось впечатление, что мы не на Олимпийских играх, где на старт выходят все ведущие велопрофи мира, а на первенстве водокачки. По радио передавали какие-то отрывочные фразы, часто перескакивая с темы на тему. Пелотон ехал практически вслепую.

Возможно, именно в этом заключалась причина, по которой основная группа вместо того, чтобы сокращать отставание, его своей пассивностью лишь увеличивала. В какой-то момент оно стало приобретать угрожающие размеры. Еще более тревожно становилось оттого, что ни одного россиянина в отрыве не было.

- Конечно, мы совершили серьезную тактическую ошибку, - рассуждал по итогам гонки Колобнев. - Эта ошибка стоила нам в итоге слишком дорого. Из-за нее мы, по сути, потеряли сразу двоих человек - Карпеца и Иванова. В результате, когда в атаку пошли итальянцы и испанцы, я тратил множество сил на то, чтобы нейтрализовать их.

- Ситуация взрывоопасная, - услышал автор этих строк в телефонной трубке голос государственного тренера по велошоссе Юрия Кучерявого, которому позвонил в самый разгар преследования. - Очевидно, что отрыв приобрел угрожающие формы. Возможно, пора атаковать и перекладываться к лидерам. Видно, что в группе преследования никто не хочет работать друг на друга.

- В какой-то момент в российской техничке началось некое подобие паники, - подтвердил Ефимкин. - От нас требовали переложиться в лидирующую группу. Но нам удалось справиться с этой ситуацией, обойдясь без полномасштабной атаки с шашками наголо и побега из пелотона.

Ефимкин знал, о чем говорил, потому, как на последовавшие без малого 100 километров именно он возглавил погоню за беглецами. Периодически сменяясь с американцем Джейсоном Маккартни, Ефимкин затащил на своей спине к отрыву всю группу целиком, сократив отставание с пяти минут до трех. Неудивительно, что для отмотавшего очередной круг Владимира Олимпиада очень скоро завершились. Несколькими минутами спустя Ефимкин уже отвечал на вопросы, стоя рядом с командным боксом.

- Очень жаль, что мы пропустили первый отрыв, - выдохнул Владимир, больно упершись передним колесом своего велосипеда в мое колено. - Сейчас включились в работу испанцы, которые, по всей видимости, скоро начнут атаковать. Ничего, пускай наши ребята хоть немного передохнут.

-Почему решили сойти?

- Не было смысла ехать дальше. Команде я в таком состоянии помочь не мог, самостоятельно заехать в десятку лучших - тоже. Да нет, вы не подумайте. Я не жалею - кто-то должен был принести себя в жертву интересам всей команды.

-Что скажете о здешней трассе?

- Это, конечно, не Альп д'Юэз, где нужно пилить в гору на все деньги. Здесь небольшие горы, поэтому есть участки, где силовая работа сменяется скоростной. Некоторый дискомфорт приносит сильный встречный ветер на спусках.

-Так получилось, что вы стали одним из первых российских олимпийцев, прочувствовавших на собственной шкуре, что представляет собой выступление под открытым небом Пекина. Что можете посоветовать своим коллегам, у которых все еще впереди?

- Условия очень тяжелые, но для всех одинаковые. Влажность такая, что бачок с водой нормально ухватить нельзя, из рук выскальзывает. Что советовать - не знаю. Пожелаю только терпения. Все соревнования на открытом воздухе, по сути, на выносливость. Хотя, как показала гонка, организм способен приспособиться к любым условиям. Вот Сергей Иванов признался в начале, что чувствует себя неважно, но потом вроде оклемался.

-А сейчас каково самочувствие ваших товарищей по команде?

- Нормальное. Трудно сейчас, в середине гонки, сказать, что ждет их на финише. Я верю в ребят. А еще верю в то, что отдал себя без остатка не зазря.

После схода Ефимкина в строю остались Меньшов, Колобнев, Иванов и Карпец.

НАС ЧЕТВЕРО. ПОКА ЕЩЕ МЫ ВМЕСТЕ. И ДЕЛО ЕСТЬ, И ЭТО ДЕЛО ЧЕСТИ

За три круга до финиша процесс, инициированный Ефимкиным, подошел к логическому завершению - обе группы воссоединилась. После этого гонка перетекла в спокойное русло, хотя отдельные побеги из пелотона предпринимались регулярно. Самый успешный принадлежит авторству белоруса Александра Кучинского и украинца Руслана Подгорного. Основная "разборка" коллективным решением была отложена на заключительный круг.

Хотя задолго до этого произошло еще одно принципиальное для нас событие - случился прокол у Карпеца. По индивидуальному ходу Владимира было заметно, что он явно "при ноге". Ехал Карпец легко, уверенно, экономя силы. Внезапный прокол (хотя когда он бывает запланированным?) вынуждал принимать решение в доли секунды.

Командная "техничка" оказалась затерта между другими машинами, поэтому Карпеца, не дожидаясь прихода подкрепления, выручил Иванов, отдавший ему свое переднее колесо. А позже, поставив с помощью тренеров запаску, нагнал того и подвез в уходившую вперед группу. Увы, объем приложенных усилий почти наверняка означал, что Иванов мало чем сможет помочь команде в дальнейшем. Казалось, ему удалось главное - сохранить для команды боевую единицу. Увы, позже выяснилось, что и Карпец, предпринявший серьезный рывок, затратил для этого слишком много сил.

- Разумеется, прокол сыграл самую серьезную роль в том, что Володе не удалось накатить на финише, - подытожил Конышев. - Ведь одно дело - крутить педали в пелотоне, а другое - в одиночку сражаться против сильного ветра и дистанции. Количество затраченных усилий несопоставимо. Позже, когда до финиша оставались считаные километры, у Карпеца начались судороги.

Но это случится позже, а перед заключительным кругом россияне, по сути, остались втроем, без Иванова.

УЖЕ ВТРОЕМ, УЖЕ У НАС ПОТЕРИ. НО ЖИЗНЬ - ДУЭЛЬ, ЧЕГО ЖЕ ВЫ ХОТЕЛИ

Стенограмма этого круга заслуживает самого подробного описания, так как это была целая жизнь, прожитая на этих 23 с лишним километрах.

На удушающей жаре, после почти шести часов в седле гонщикам предстояло ввязаться в генеральное сражение. Оно началось незамедлительно после пересечения отсечки: миновав на крейсерской скорости пункт питания, в атаку пошел Меньшов. Группа, еще недавно казавшаяся монолитом, стала рассыпаться, как карточный домик. Очень скоро головная группа сузилась до размеров 15 человек, куда попали и Меньшов с Колобневым. Чуть сзади подбирался к лидерам Карпец.

Только вот затяжной рывок стоил Меньшову последних сил. Участия в распределении медалей двукратный победитель "Вуэльты" не принимал.

- В такой гонке все зависит от самочувствия в конкретный момент, - признался на финише Меньшов. - Можно стартовать, находясь в суперформе, и банально не доехать до финиша. Я считаю, что 4-е место Колобнева - достойный результат для нашей команды. Очевидно, что моя форма идет по нисходящей после "Тура". Однако база, которая была заложена, по-прежнему дает плоды. В принципе я не гарантировал никому победу на Олимпиаде. Но даже не в оптимальном состоянии по-прежнему способен приносить команде пользу. В какой-то момент, на последнем круге, я сказал Колобневу: "Саша, я вряд ли смогу". И с того момента больше думал не о самой гонке, а о том, как перекрыть разрывы между группами, внести разнобой в их темп.

УВЫ, МОЙ ДРУГ, ТЕПЕРЬ НАС ТОЛЬКО ДВОЕ, НО ТО ЖЕ В НАС СТРЕМЛЕНЬЕ РОКОВОЕ

Теперь, когда в строю остались лишь Колобнев с Карпецом, атакующую инициативу у все больше и больше отстававшего Меньшова перехватил люксембуржец Анди Шлек. Что он принялся вытворять с несчастными, измученными духотой попутчиками, нужно было наблюдать своими глазами. В результате Шлек, словно напалмом, выжег аж две трети из того полутора десятка гонщиков, что остались "в живых" после атаки Меньшова. В эту пятерку кроме самого Шлека вошли итальянец Давиде Ребеллин, австралиец Майкл Роджерс, испанец Самуэль Санчес и Колобнев.

Пятерка шла колесо в колесо, вильнув лишь однажды - под самопальную душевую установку организованную прямо на дороге. Такой состав лидирующей группы больше всего был на руку известному своими спринтерскими задатками Колобневу и менее всего - его одноклубнику по CSC Шлеку. Понимая, что на финише он может остаться с носом, Шлек, дождавшись ближайшей горки, рванул, как на пятьсот. Колобнев и Роджерс темпа не выдержали. В этот момент показали лицо Александра: оно было перекошено от боли. Это жуткое зрелище за 13 км до финиша, казалось, не предвещало ничего хорошего.

- Там, в горе, мне не хватило терпения, - вспоминал Колобнев. - Шлек пошел на принцип, решив во что бы то ни стало сбросить меня с колеса. И хоть ему это удалось, не было худа без добра. Потеряв контакт с лидерами, мы с Роджерсом были вынуждены поддерживать темп, необходимый для того, чтобы не подпустить преследователей.

Оставшаяся троица во главе со Шпеком набирала обороты, однако россиянин и австралиец стабилизировали отрыв. "Не сдаваться, Александр! Не сдаваться!" - так и хотелось крикнуть Колобневу. Ведь лидеры обязательно должны были устроить финишный сюрпляс, сбавить темп. В этот момент их можно и нужно было брать тепленькими.

Внезапно откуда-то сзади, из глубины "выстрелил" швейцарец Фабиан Канчеллара. Установив какую-то феноменальную передачу, Канчеллара гигантскими скачками сокращал отставание от лидеров. Как выяснилось позже, за спиной швейцарца сидел не кто иной, как Карпец. И был готов поддержать побег Канчеллара, но не смог - и в этот момент начались судороги. Так Колобнев на пути к победе остался в полном одиночестве.

- О том, что Канчеллара приближается, меня предупредил по рации Конышев, - сказал Александр. - У меня еще тогда мелькнула мысль, что стоит мне усидеть за ним, и все будет в порядке. Но это были лишь мои догадки.

И ВОТ ОДИН, УЖЕ ДРУЗЬЯ ДАЛЕКО, И ТРИЖДЫ ПРОКЛЯТА МОЯ ДОРОГА

Канчеллара одним махом переложился к россиянину и австралийцу, и в борьбе за чемпионство вновь замаячила интрига. То, что должно было произойти, случилось ровно за километр до конца. К финишу шестерка подкатила синхронно. Только бы Александру хватило сил на финишный рывок!

.. .Первым не выдержал Колобнев. Примерно за 150 метров он встал из седла, спустя мгновение за ним "включились" остальные.

-Вам не кажется, что вы рано предприняли финишный рывок? - вопрос Колобневу.

- Сейчас уже ничего не изменишь. Метров за 300 до финиша у меня свело ноги, чего со мной не случалось довольно давно. Действовать иначе я не мог: там не было ветра, не было возможности финишнуть с колеса.

- Да классно Саша поехал! - не скрывал эмоций Кучерявый. - Правильно занял левую сторону, но потом немного сместился вправо. Стоило ему это сделать, как в образовавшуюся дырку сразу же вклинились остальные!

Еще за 50 метров до финиша у России была золотая медаль. Виртуальная. Но Колобнев не выдерживал темпа, и его опередили сразу трое - Санчес, Ребеллин и невероятный Канчеллара.

- Саша попробовал реализовать то, что он задумал, - встал на защиту своего подопечного Конышев. - Я не могу залезть ему в голову и понять, что им двигало. Он просто почувствовал что-то, чего не знали мы, и пошел. Для меня очевидно одно: Колобнев ехал за победой. Только за победой! Если бы он хотел завоевать любую другую медаль, кроме золотой, он бы с легкостью это сделал. Но он предпочел поставить на карту все.

- Зачем вы меня поздравляете с деревянной медалью? - процедил сквозь зубы Колобнев, вышедший после допинг-контроля к слегка ошалевшим от полуторачасового ожидания журналистам.

На Колобневе в этот момент не было лица.

Urban Cycling Road Course. 9 августа. Мужчины. Групповая гонка. 245 км 1 . Санчес (Испания) - 6:23.49. 2. Ребеллин (Италия). 3. Канчеллара (Швейцария). 4. КОЛОБНЕВ. 5. А. Шлек (Люксембург). 6. Роджерс (Австралия) - у всех время победителя.. . 19. КАРПЕЦ - отставание 1.10... 60. МЕНЬШОВ - 10.37... 78. ИВАНОВ - 15.53. В. ЕФИМКИН - не финишировал.

10 августа. Женщины. Групповая гонка. 126 км 1. Кук (Великобритания) - 3:32.24. 2. Йоханссон (Швеция). 3. Гудерцо (Италия) - у всех время победительницы. 4. Содер (Австрия) - отставание 0.04. 5. Серуп (Дания) - 0.09. 6. Вос (Голландия) -0.21... 10. Забирова (Казахстан)... 12. МАРТИСОВА - у обеих тоже отставание... 24. Лонго-Сипрелли (Франция) - 0.33... 39. Купфернагель (Германия) - 1.01. 40. БОЯРСКАЯ - 1.21. 41. Арндт (Германия) - 1.27... 43. БУРЧЕНКОВА - 4.08.

ставки на спорт