БукмекерПаб
Новости

Пражская весна Барборы Шпотаковой

Если сотне людей предложить выбрать между мужской стометровкой и женским копьем, то, вероятно, сто человек из ста выберут стометровку. И, наверное, будут правы. Но и в женском копье бывают турниры, которые остаются в памяти навсегда. Свидетелями одного такого турнира мы были совсем недавно.

Это случилось вечером 21 августа 2008 года в олимпийском Пекине. Такие истории очень любят голливудские сценаристы, за что не очень-то любят их самих. Тогда весь вечер лидировала россиянка Мария Абакумова. Дважды била рекорд России, доведя его до гроссмейстерского рубежа в 70,78, и, казалось, заслужила, выстрадала титул олимпийской чемпионки. Но потом пришло время последней попытки, и измотанная постоянной погоней, загнанная в угол и злая на весь свет Шпотакова выдала феноменальный бросок на 71,42.

Для Чехии любая олимпийская медаль на вес золота. А тут еще именно 21 августа вся страна, пусть и неофициально, отмечала 40-летний юбилей ввода советских войск в Прагу. Юбилейная дата, противостояние с российской спортсменкой, остросюжетная победа в самой концовке - в пекинском триумфе Шпотаковой было слишком уж много символического, чтобы устоять перед соблазном примешать к спорту политику. Едва ли не первым, кто заговорил об этом в смешанной зоне, была сама Барбора, что не осталось не замеченным как ее поклонниками, так и соперницами.

История этой спортсменки в своем роде уникальна. Дело в том, что копьем Шпотакова стала заниматься в 21-летнем возрасте. До этого она тоже, понятно, не на диване лежала - выступала в семиборье, но без фейерверков. Получила серьезную травму, долго мучилась и даже подумывала завязывать со спортом. В тот момент и состоялось ее знакомство с, вероятно, лучшим копьеметателем за всю историю - Яном Железны.

Собственно, та встреча и предопределила рождение новой звезды легкой атлетики. Потому как Шпотакова не из тех, кто соревнуется ради самого процесса. Ее победа на чемпионате мира в Осаке два года назад, пекинское чудо и последовавший через месяц после Олимпиады мировой рекорд на финале "Гран-при" в Штутгарте - 72,28 - звенья одной цепи. В жизни вообще и в спорте в частности хватает трудоголиков. Они напоминают водителей, долго и целеустремленно едущих на машине на очень маленькой скорости. Потому как передачу не догадались переключить. В этом смысле Шпотакова не трудоголик, она - победоголик. И уже хотя бы этим вызывает к себе немалый интерес и уважение.

Поэтому неудивительно, что "СЭ" с радостью принял приглашение провести со Шпотаковой два дня в ее родном Яблонеце и Праге. И вот что из этого получилось.

ИГРАЕМ В СНЕЖКИ

В Праге мы собрались в прошлую среду. Кроме двух телевизионщиков из IAAF и фотографа из Getty Images были еще четыре пишущих журналиста - с Кубы, из Словении, Германии и Финляндии. Ранним утром четверга нам предстояла поездка в Яблонец, где должна была состояться первая встреча со Шпотаковой. Водитель Ержи мчал по магистрали со скоростью 170 км/ч, солнце слепило глаза, мы не выспались, но были полны желания поскорее познакомиться с Барборой.

В Яблонеце мы первым делом приехали в маленькую школу, где прошли золотые годы Шпотаковой. Наш приезд вызвал в недрах учебного заведения предсказуемый переполох. На крыльцо торжественно вышел директор - в галстуке и сланцах. Это был крепкий, высокий мужчина, пахнувший опилками, и на ходу так широко расставлявший ноги, что между ними открывался вид на всю округу.

Наконец, ко входу подкатила и Шпотакова. Она явно планировала прибыть раньше журналистов, но ее водитель в отличие от нашего не гнал по трассе, как сумасшедший. К тому же человек он оказался непростой - новый президент Легкоатлетической федерации Чехии Либор Варханик.

В черной куртке, джинсах, разноцветных кедах и с прической в стиле "только что из постели" Барбора выглядела эффектно. Она поздоровалась со всеми за руку и рукопожатие это вполне соответствовало ее чемпионскому характеру. При этом Шпотакова совершенно развеяла расхожий стереотип о метательницах как о грузных малопривлекательных женщинах. Чепуха. Обывательские разговорчики! Подтянута, стройна и почти грациозна.

В школе Барбору немедленно окружили любовью и заботой. Когда мы вошли в комнату, бывшую когда-то классом спортсменки, учительница, свирепо вращая бровями, громко спросила: "А ну-ка, дети, кто это к нам пожаловал?" Дети, на их счастье, отреагировали моментально и хором: "Бара Шпотакова!"

Вдоволь полюбовавшись классом, мы отправились ностальгировать к школьному стадиону - и ахнули! Там были и тартановая дорожка на 200 метров, и сектор для прыжков в высоту с матами, и баскетбольная площадка, и маленькое футбольное поле с искусственной травой, и площадка с натянутой волейбольной сеткой. Настроение мигом испортилось - сразу же вспомнился спортзал в собственной школе (такой же маленькой), пригодный разве что для игры в подкидного дурака.

По возвращении в главный корпус нас атаковали подвижные тетеньки, принесшие в дар Шпотаковой марципаны, бутылку чего-то вкусного и букет цветов. Оказалось, что это местные учительницы - подружки матери Барборы, которая раньше вела в школе физкультуру. По словам спортсменки, они регулярно приезжают в Прагу и ходят вместе с ее мамой в театр. "Активные пожилые леди", глубокомысленно заметил переобувшийся в мокасины директор, сам далеко не мальчик.

Из школы мы направились в городскую ратушу, где нас захотел лично поприветствовать мэр Яблонеца Петр Тулпа, солидный седовласый мужчина в галстуке с египетскими иероглифами вместо узора. На английский его вдохновенную речь переводила чрезвычайно взволнованная присутствием такого количества представителей мировой прессы помощница. В любом случае, основную мысль она до нас донесла: Барбору в Яблонеце так любят, ну так любят, что совершенно непонятно, почему неизвестный скульптор до сих пор не изготовил ей памятник.

Раскланявшись с мэром, отправились кататься по городу, нехотя отдав свои молодые жизни в руки Ержи. Одной из местных достопримечательностей оказалось небольшое красивое озеро, место публичного купания. Оно было покрыто льдом, а повсюду в проталинах лежал снег. На просьбу фотографа продемонстрировать технику броска Барбора слепила большой снежок и запустила им в сторону стоявшего вдалеке моста. Снаряд, к удивлению спортсменки, долетел до моста и там разбился, осыпав брызгами прохожих. Шпотакова прыснула и отвернулась, сделав вид, что она тут ни при чем.

О ЖЕЛЕЗНЫ И АБАКУМОВОЙ

После этого инцидента программа посещения Яблонеца была сведена к обеду в ресторане, где нас уже поджидал отец Барборы - Франтишек Шпотак, спокойный, счастливый и немногословный трехкратный чемпион Чехии в десятиборье среди ветеранов. Интервью с Барборой решили делать прямо за обедом. Олимпийская чемпионка заказала луковый суп и позволила себе бокал пива.

- Послушайте, Барбора, вот вы сидите, такая вся невозмутимая. А между тем, если бы ко мне домой заявились 10 человек с диктофонами и фотоаппаратами, я бы чувствовал себя не в своей тарелке, - начал ваш корреспондент.

- А я коммуникабельный человек, - сделав глубокий глоток, улыбнулась Шпотакова. - Поэтому рада вас всех видеть. Очень важно, что вы собрались со всего мира. Это значит, что женское копье чего-то да стоит! Потом с удовольствием почитаю то, что вы написали в своих изданиях.

Это прозвучало почти как угроза.

- Расскажите нам лучше о Железны.

- Мне трудно сказать, как это он разглядел во мне большого спортсмена. Ведь мы встретились в тот момент, когда я была серьезно травмирована, настроение было на нуле. Потом Ян сказал, что хочет взять меня с собой в Южную Африку, где он обычно тренируется. Тогда у меня еще не было результатов, а следовательно, и денег, но Ян полностью взял на себя все расходы. Он очень щедрый человек, и не только в материальном смысле. Всегда готов помочь советом. Не так уж часто такое встречается у спортсменов, не находите?

- Не верится, что вы никогда не пытались выяснить, почему он был так добр именно к вам.

- Наверное, потому что я универсальная спортсменка и могу выступать почти в любом виде. Знаете, у него и самого руки растут откуда надо. К примеру, он классно играет в гандбол. А когда берет в руки теннисную ракетку, то вообще держись! Железны выступает за то, чтобы дети занимались самыми разными видами спорта, а не просто метали копье с 10-летнего возраста и до самой смерти.

- Я как-то читал о том, что однажды Железны отдал вам свои спортивные туфли и они подошли по размеру!

- Да, это было перед Афинами-2004. Ему к Олимпиаде сделали новые туфли, а старые, три пары, он отдал мне. У меня действительно оказался точно такой же размер ноги, как и у Яна. Забавно, да?

- Давайте уже о Пекине. 21 августа - один из самых драматичных дней всей Олимпиады.

- Для себя я решила считать это чудом. Просто потому что в тот вечер, вероятно, не обошлось без вмешательства высших сил. Вообще-то в шестой попытке не выигрывают. Но когда взяла в руки копье, то вдруг увидела, что почти все девочки в секторе болеют за меня. Даже Штеффи Нериус из Германии, моя принципиальная соперница, сказала: "Иди, дерись до конца!" Когда же объявили результат моей попытки, сразу поняла, что я новая олимпийская чемпионка. Наверное, такое бывает с каждым только раз в жизни. Хотя, пожалуй, не с каждым.

- Правда, что вы держали в голове 40-летний юбилей ввода советских войск в Прагу, когда выходили в сектор?

- Если честно, то да. Я обратила на это внимание еще за полгода до Игр, когда впервые увидела расписание. Впрочем, тогда я совершенно не ожидала, что меня ждет противостояние с россиянкой. Хотите вы этого или нет, но для нас, чехов, 21 августа - особый день. Когда вдруг появилась Абакумова, и когда мне удалось победить в таких условиях, это было нечто невероятное!

- Вы говорите, что начали отмечать победу сразу после последнего броска. А тем временем у Абакумовой оставалась еще попытка. Вы что, не верили в то, что она сможет перекрыть и этот ваш результат?

- (Машет головой.) Нет. Чудо в этот день уже свершилось.

- Перед приездом в Прагу я разговаривал с Марией по телефону. Она передает вам привет.

- Ой, спасибо! Взаимно.

- Ей интересно, сколько времени вы отмечали свою победу в Пекине.

- От силы неделю. Нет, поймите меня правильно, я бы с удовольствием продолжила это делать, но впереди меня ждал финал "Гран-при". Да и Железны погрозил пальцем: "Бара, много не пей! В этом сезоне ты еще можешь далеко метать".

Говоря Шпотаковой о том, что общался с Абакумовой до приезда в Прагу, я вовсе не кривил душой.

- Барбора - приятная девушка и очень сильная спортсменка, - ответила Мария на просьбу рассказать о своей сопернице. - Наши отношения? Наверное, нормальные. Хотя я бы сказала, что после Пекина между нами выросла небольшая стена. Возможно, это связано с теми ее высказываниями на Играх. Но, может, ее слова переиначили? Может, так были поставлены вопросы, что она сказала это? Ну, про советские танки...

В Чехии она, конечно, большая звезда, - продолжила Абакумова. - После Олимпиады меня пригласили, за какие-то сумасшедшие деньги, выступить в ее родном городе. Так вот, там за нее болеют, как за "Зенит" в Питере. Нам показали красивый видеоролик о том, что творилось в городе 21 августа. Это было нечто! Тогда же я познакомилась с отцом Барборы, поздравила его. Но вообще-то ощущения от визита остались двойственные. Принимали хорошо, однако я чувствовала, что на меня все пялятся, словно на привидение. Дескать, где эта русская, что бросила вызов нашей Барборе?! Мне кажется, свой мировой рекорд в Штутгарте она установила в том числе и потому, что меня в Германию не пригласили, и она почувствовала большую уверенность в своих силах.

А вот мнение Шпотаковой об Абакумовой и ее визите в Яблонец.

- Я должна сказать, что Мария возникла на моем горизонте внезапно, - тщательно подбирая слова, сказала Барбора. - Еще в начале года она метала на 60 м, а в августе в Пекине - уже за 70. В копье - в этой очень техничной дисциплине - такое бывает нечасто. Тогда, на эмоциях, я действительно много чего наговорила. Конечно, свою лепту внесли и журналисты. Я не уверена, что Мария все поняла...

- Она поняла.

- Когда она была в Чехии, мы очень мило общались. Все вместе ездили в Прагу, где я водила девушек в мой любимый ресторан. Но когда вернулись в Яблонец, на соревнования, у Марии возникли некоторые проблемы. Выяснилось, что зона для разбега в секторе была для нее слишком короткой. Ей не хватало буквально одного шага. Я надеялась, она не подумает, будто мы сделали это специально, чтобы насолить ей. Кстати сказать, именно Абакумова выиграла те соревнования. И перед ее последним броском все шесть тысяч зрителей, что собрались на стадионе (исключительно на женское копье!), одновременно ей аплодировали. А потом Мария сказала, что мы сделали все, чтобы не дать ей бросить далеко...

НА КРЫШЕ ДОМА ТВОЕГО

Тем же вечером, уже в Праге, мы были приглашены к Барборе домой, где познакомились с ее мамой Лидой, улыбчивой, неанглоязычной и жутко обаятельной. Франтишека там не оказалось, из чего стало ясно, что родители Шпотаковой живут порознь. Квартира Барборы находится в самом сердце Праги, прямо на "золотом перекрестке", откуда берут начало все центральные пешеходные улицы.

В квартиру мы заходить не стали ("Она слишком тесная для такого количества людей", - пояснила Барбора), зато проникли потайным лазом на крышу, где Шпотакова угощала всех шампанским. Внизу копошились людские фигурки, до нас то и дело доносились крикливые голоса итальянских туристов. "Летом здесь бывает шумно, - призналась Барбора. - Но это расплата за жизнь в самом центре. Дело привычки".

Накачавшись шампанским, мы спустились в любимый ресторан Шпотаковой "У Пинкасу", совсем рядом с ее домом. Спортсменку там не просто хорошо знают, но почти боготворят. Руководство ресторана было так признательно Барборе за то, что она именно здесь провела свою пресс-конференцию после победы в Пекине, что на один день (небывалый случай) место было переименовано в "У Шпотаку". Оригинальное название на следующий день было возвращено, однако бесплатно наливать пиво Барборе не перестали - знак высшего расположения в такой пивной стране, как Чехия. Шпотакова, истинное дитя своей родины, тут же привела статистику, гласящую, что на каждого пражанина, включая стариков и детей, в год приходится по 160 литров пива. С сожалением должен констатировать, что обычную норму пражан в тот вечер мы перевыполнили со стахановским размахом. Лишь спустя несколько часов, заметно навеселе, наша компания отправилась в гостиницу.

Обильные возлияния вкупе с чтением на ночь привезенной из Москвы книги "Болезнь, смерть и бальзамирование В. И. Ленина" привели к тому, что утро для корреспондента "СЭ" выдалось пасмурным. Впрочем, остальные спустились на завтрак с таким выражением лиц, как будто все без исключения перед сном штудировали ту же книгу. Накануне мы договорились встретиться с Барборой и ее 28-летним бойфрендом Лукашем у ее дома ровно в 10.00. А когда наконец встретились, то все вместе понуро бродили по центру города, повстречав в разной последовательности толпу полупьяных фанатов волейбольного "Ираклиса" (греческой команде назавтра предстоял поединок с российской "Искрой" в рамках Финала четырех Лиги чемпионов), двух моих московских друзей (также, надо отдать им должное, не кристально трезвых) и группу чернокожих зазывал в тельняшках возле волшебного Карлова моста, практически без акцента говорящих по-русски.

В наших головах завывали сирены полицейских машин, зачем-то объявивших в это божественное солнечное утро свой план "Перехват", который, к слову, у чехов проходит не хуже нашего: погоняли по улицам, подудели сиренами, поразмахивали автоматами и, довольные, пошли пить пиво. Ну не поймали никого, и что теперь?

Мы долго не могли найти место, чтобы выпить кофе, потому что фотографу постоянно чего-то не хватало: у окруженной высокими зданиями ратуши - солнца, на Карловом мосту - тишины и спокойствия. Наконец поднялись на крышу (это, можно сказать, вошло у нас в привычку) одной из гостиниц в центре города, где функционировал ресторан с роскошным видом на центральную площадь.

Пока Барбора наслаждалась окончательно вступившей в свои права пражской весной, нам удалось пообщаться с Лукашем. У него, как и у всякого другого человека, можно отыскать массу недостатков, но не отнять главного достоинства - его профессии. Лукаш - пожарный. И, наверное (ввиду его отношений с Барборой), самый известный пожарный в Чехии.

- Мы познакомились в 2005-м, когда Бара была еще малоизвестной, - произнес Лукаш, скромно потупив глаза (он вообще, как показалось, очень скромный парень). - С тех пор, конечно, моя жизнь очень изменилась. Работа? Да, опасная. Высока степень риска. Ты постоянно работаешь с ощущением, что каждую секунду можешь погибнуть. Поначалу непривычно, но потом свыкаешься.

После кофе-брейка настало время опуститься с небес на землю как в прямом, так и в переносном смыслах - мы стали жертвами таксистов, охотящихся на лопоухих туристов вроде нас. До знаменитого стадиона "Дукла" нас довезли (причем по официальному счетчику, на который, естественно, никто не обратил внимания) за деньги, составляющие, наверное, годовой бюджет Лихтенштейна. Шпотакова, разминавшаяся перед тренировкой, не упустила случая подтрунить над нами, хотя заметно расстроилась.

NO COMMENTS!

Пока Барбора, вооружившись сразу четырьмя копьями (двумя утяжеленными и двумя обычными, соревновательными), разминалась, мы познакомились с ее тренером - Рудольфом Черны. Ему 57 лет, десять из которых он посвятил Шпотаковой.

Поинтересовались, рад ли он нашему приезду, на что Черны, улыбнувшись, отрезал: "No comments!" (единственная фраза, которую он произнес по-английски). По словам Рудольфа, Барборе повезло познакомиться с Железны, которого лично он считает лучшим копьеметателем за всю историю. Какого тренера ни спроси, он предпочтет работать не с женщинами, а с мужчинами (по причине их большей психологической устойчивости). Но Черны считает, что Барбора - особенная спортсменка, отчего тренировать ее легче, чем других.

Я спросил, знаком ли он с тренером Абакумовой и что думает о технике Марии, которая, по его собственным словам, принципиально отличается от техники Шпотаковой. Черны предпочел в детали не вдаваться.

- С тренером Абакумовой мы не знакомы. Что же касается самой спортсменки, то я принимаю ее стиль, если он дает результат. Тем не менее главный его недостаток в том, что он построен на одной только мощи. Сегодня она может метнуть далеко, а завтра - не очень. Нет стабильности, когда борьба идет на больших метражах.

Тем временем после тщательной разминки Барбора сделала несколько ускорений, после чего приступила к симуляции разбега. Только после этого ее копья наконец взлетели над пражским небом. Всего же Шпотакова выполнила около 50 бросков. По словам Черны, за день копье Барборы пролетает порядка двух километров (интересно, сколько раз оно обогнуло земной шар за все годы тренировок?). В этот раз лучший ее бросок оказался в районе 60 метров, и Рудольф остался им доволен, принимая во внимание тот факт, что подготовка к августовскому чемпионату мира в Берлине, по сути, только началась.

Когда занятие подходило к концу, я задал Шпотаковой вопрос, который не решился озвучить в ходе основного интервью:

- Скажите, у вас случайно никогда не было инцидентов наподобие того, что случился с Питкамяки?

Барбара грустно ухмыльнулась. В июле 2007-го финн Теро Питкамяки "прославился" на весь мир, устроив охоту на французского прыгуна в длину Салима Сдири, выступившего в роли мамонта. Копье Питкамяки, потерявшего равновесие во время разбега, вильнуло в сторону и вонзилось в бок Сдири. К счастью, француз жив и здоров. Как и чешский многоборец, олимпийский чемпион Роман Себрле, в которого угодили копьем во время тренировки в том же злополучном 2007-м.

- Слава богу - нет, - ответила Барбора. - В общем, это, конечно, не смешно. В соседнем с Яблонецем Либереце был случай, когда 14-летнего паренька убило копьем. Снаряд вонзился в районе ключицы, перебив жизненно важную вену. К счастью, меня в тот момент на стадионе не было. Зато я лично знаю одного молотобойца, случайно убившего человека. Он продолжает выступать, но... Мне кажется, что после того случая он как спортсмен закончился.

Не став развивать эту невеселую тему, мы разобрали шпотаковские копья, устроив шуточный турнир среди журналистов, в котором корреспондент "СЭ" занял почетное второе место, вслед за финским коллегой. Причем секрет его победы как будто заключался в том, что до броска он в отличие от остальных совершил 20-метровый разбег. Мы не возражали, опасаясь возмездия - знаем мы этих финнов!

Торжественно поздравив победителя, Барбора отобрала у нас копья, мгновенно собрала вещи, наскоро попрощалась и умчалась на встречу с Лукашем. Мы, в общем, были не против - дело-то молодое. А со Шпотаковой мы в скором времени снова увидимся. Это произойдет в Берлине, куда Барбора приедет защищать свой титул чемпионки мира. В частности, от Абакумовой.

Так что до встречи в августе, Барбора и Мария! К счастью, женский финал в метании копья назначен на 18-е число. Обойдемся без юбилеев.

Прага - Москва

ставки на спорт