БукмекерПаб
Новости

Отец и сын Литвиновы:
советский чемпион и немецкий сержант

Интервью "СЭ" дали олимпийский чемпион Сеула-1988 в метании молота Сергей Литвинов и его сын и полный тезка, пошедший по стопам отца.

Были времена, когда к противостоянию Юрия Седых и Сергея Литвинова приковывалось пристальное внимание даже очень далеких от метания молота людей. Легкая атлетика штука такая: присутствуют высокие результаты - наличествует и интерес. А рекордов тогда хватало с лихвой: восемь высших мировых достижений было попеременно установлено Седых и Литвиновым с 1980-го по 86-й. Литвинову принадлежит еще и олимпийский рекорд. Захватывающая "гонка вооружений", однако, завершилась более двадцати лет назад - и как отрезало. Ни зрелища тебе, ни обновления рекордов, которые уже успели порядком запылиться.

В каком состоянии сейчас пребывает метание молота? - на эту тему корреспондент "СЭ" и побеседовал с Сергеями Литвиновыми, посетившими Москву ради выступления на традиционном турнире Moscow Open. Только вот Литвинов-младший выступает отнюдь не за Россию или Белоруссию, а за Германию.

- Каким образом сложилась такая ситуация? - спрашиваю Литвинова-отца.

- Очень просто: мама у него из волжских немцев. Поэтому еще во втором классе, в 1995 году, он вместе с мамой, братьями и сестрами уехал в Германию. Таким образом, у Сергея есть и российское, и немецкое гражданство.

- Но выступаете тем не менее за Германию...

- Не знаю, можно ли мне ответить, как думаю, - улыбается Литвинов-сын. - Не скрою, что намного приятнее было бы выступать за Россию. Но получилось так, как получилось. И развитием событий я удовлетворен.

- Цвета немецкого флага в различных видах спорта защищает немало выходцев из России. Условия для качественных занятий спортом в нашей стране существенно уступают западным?

- Я как раз считаю наоборот. В России спорту уделяется гораздо больше внимания, чем в той же Германии. Ходит много слухов, что немецкие спортсмены хорошо зарабатывают. Может, это и так, но для должного обеспечения нужно крутиться самому. Федерация легкой атлетики очень мало делает для своих спортсменов. В финансовом плане в России намного комфортнее.

- А можно ли прожить, зарабатывая только метанием молота, или же помимо спорта занимаетесь чем-то еще?

- Я состою в рядах немецкой армии. Легкоатлетической федерацией не предусмотрены стипендии, и у спортсменов остается два варианта: армия или полиция. В армии я получаю зарплату и имею возможность тренироваться - правда, под присмотром.

- И в каком же вы сейчас звании?

- Если провести аналогию с Вооруженными силами России, то младший сержант.

- Норматив для отбора на мировое первенство сдали успешно?

- Да. Было условие - два раза метнуть за 77,5. У меня уже набралось три таких попытки. Официально состав сборной пока не назван, но должен быть оглашен 7 июля.

РЕКОРДЫ И ЗАСТОЙ

- Со стороны кажется, что ваш вид спорта сейчас пребывает в глубоком кризисе...

Литвинов-отец: - Так и есть. По логике хоть какой-то прогресс должен быть, но ничего не происходит. И на то есть причины.

- Какие?

- Изменились понятия, отошли от традиций. Технической подготовке, которая должна закладываться в детском возрасте, не уделяется достаточно внимания. Как только мальчик начал заниматься метанием молота, нужно думать, что с ним будет через десять лет. Происходит, однако, по-другому: все торопятся, требуют сиюминутного результата. В итоге процесс поэтапного превращения ребенка в мастера высокого уровня нарушается, получается скомканным. То есть главная проблема кроется в самом начале подготовки.

- Ваш олимпийский рекорд держится без малого 21 год. Сильно расстроитесь, если в один прекрасный момент он все же падет?

- Нет, конечно! Меня куда больше волнует то, что наш вид спорта регрессирует. В свое время мы подняли планку мирового рекорда почти на семь метров - и это был прогресс, золотой век советского метания. Мы думали, искали, ошибались, но находили верные пути. Конкуренция в нашей команде была сумасшедшая. Ее создавали Анатолий Бондарчук и его ученики, Юрий Седых, Юрий Тамм, Игорь Никулин и я. На данный момент мировой рекорд датирован 1986 годом, и непонятно, кто в обозримом будущем сможет его побить. Да, соревнования по-прежнему выигрываются, появляются интересные метатели. Но прогресса, повторюсь, пока не предвидится.

- Сейчас вы тренируете сына?

- Да.

- А вы готовы побить олимпийский рекорд отца? - вопрос Литвинову-младшему.

- Прогнозировать такое невозможно, но стремиться необходимо. Двигаться к достижению цели надо шаг за шагом. Можно сразу задать себе цель - 85 метров - и идти к ней. А дойдешь, не дойдешь...

- Сложно было должным образом настроиться на выступление в той будничной атмосфере, в которой прошел турнир?

Когда на стадионе много зрителей, то и атмосфера другая: более яркая, интересная. Кому-то она помогает, но другому может и помешать. В любой ситуации есть свои плюсы и минусы.

Литвинов-отец: - Людей было действительно маловато. Да и соревнования провели не очень зрелищно. Но спортсменам скучно явно не было: между ними развернулась интересная борьба, вылившаяся в неплохие результаты. Компания-то подобралась что надо - в Москву приехали почти все сильнейшие на сегодня метатели молота. Одним словом, их разборки удались. Конечно, такие старты нужны - и чем больше, тем лучше.

- Не так давно руководство Всероссийской федерации легкой атлетики выразило обеспокоенность нежеланием москвичей ходить на "королеву спорта". Метателям зритель на трибунах необходим?

- Атмосфера праздничности всегда откликается в душе. Дело в том, что Москва - огромный мегаполис, не испытывающий недостатка в спортивных соревнованиях самого высокого уровня. Поэтому зрителей привлечь нелегко. Такая проблема касается практически всех столиц - если только речь не идет о крупномасштабном турнире. На чемпионате мира в Берлине, уверен, трибуны будут забиты до отказа. Для стартов более низкого ранга надо выбирать провинцию. Там народ, не избалованный подобными развлечениями, на стадионы приходит с удовольствием.

ДРУЖБА И ПОДЛОСТЬ

- Как наше государство заботится о своих олимпийских чемпионах?

- Я получаю так называемую "путинскую" пенсию в 15 тысяч рублей. Это совсем неплохая поддержка: на Украине олимпийским чемпионам платят почти в два раза меньше, а в Белоруссии подобная пенсия и вовсе не предусмотрена. Люди, сделавшие многое для своей страны во всех сферах деятельности, не должны быть забыты. Престиж государства, которое заботится о своих героях, неуклонно повышается.

- Великое противостояние Литвинова и Седых золотыми буквами вписано в летопись мирового спорта. Можно ли оставаться в нормальных отношениях с соперником, из года в год конкурируя на самом высшем уровне?

Литвинов-отец: - Конечно, но это стоило трудов. Скажу больше: мы по-прежнему поддерживаем отношения. Общаемся не так часто, но в нынешних условиях это несложно: поднял трубку - и поговорил.

Действительно, конкуренция накладывает свой отпечаток. В человеческом обществе, да еще и в одной сборной, легко поддаться какому-то слуху: дескать, он обо мне таакого наговорил. И дальше следует обида. Но мы в свое время решили вместе обсуждать все услышанные неприятные вещи. Как правило, выяснялось, что многие слухи рождает принцип сломанного телефона. В крайних случаях на помощь призывали Бондарчука - он у нас был вместо старшего арбитра. Но чаще всего различные человеческие напряги удавалось решать в своем кругу. Тогда мы не перегрызлись - и поэтому о своей молодости и друг о друге сохранили хорошие впечатления.

- А между нынешними молотобойцами какие отношения? - вновь обращаюсь к Литвинову-сыну.

- Что касается лично меня, то я дружу с белорусом Юрой Шайновым, который сейчас имеет третий результат сезона в мире. Многому у него научился. Метатели вообще довольно общительный народ. Даже во время нынешних соревнований разговаривали, спрашивали друг у друга, как дела. Имею в виду русскоязычных спортсменов. Хотя и венгр Кристиан Парс, олимпийский чемпион и лидер сезона, не остается в стороне, общается по-английски. Случаев какой-то откровенной вражды не припомню.

- А подлость встречается? Допустим, вам на старт выходить, а молот стащили...

- Такое бывало. На юниорских чемпионатах Европы и мира.

ГРАДУС И ТРАДИЦИИ

- Складывается впечатление, что метание молота - весьма травматичный вид спорта. Это так?

Литвинов-отец: - На самом деле травму здесь получить непросто. Наш вид спорта достаточно динамичный, но не резкий. Метатели травмируются редко, да и то, как правило, это незначительные повреждения. Травмы чаще случаются во время тренировок. Например, при толкании штанги, совершении прыжков, работе на других снарядах.

- В связи с опасностью, которую представляет летящий молот, угол сектора с годами сужался. В 1900-х годах, например, он составлял 90 градусов, в 1960-х - 60, а в настоящее время - около 35. Нынче точно метнуть снаряд труднее, чем раньше?

Литвинов-сын: - Ворота-то сузились, но если ты метнул в сектор, - значит попал. А если в сетку - не попал. Надо стремиться попадать в середину.

Литвинов-отец: - Точное попадание - это результат технического исполнения. Если ты сделаешь движение правильно, то даже не стоит задумываться, куда вылетит молот. В концовке исполнения упражнения метатель испытывает большие нагрузки, "трещит". И в такой момент думать о том, куда ты попадешь или не попадешь, просто некогда. В последнем повороте никто не может осознать, где он находится, где расположена сетка и куда нужно попасть. Сделаешь верное движение - значит, молот улетит в правильном направлении.

- Техника метания за последние лет двадцать изменилась?

- В общем, да. В худшую сторону.

- Почему Белоруссия в отличие от России сейчас располагает группой метателей, демонстрирующих стабильно высокие результаты?

- Там более традиционные понятия о той же технике метания, о подготовке спортсменов. Это осталось еще от советской школы. Как говорят сами россияне, сейчас уже никто красиво не метает.

- Сегодня перед стартом турнира метателей молота мне довелось стать свидетелем забавного разговора: "Вон на лавочке сидит олимпийский чемпион Сергей Литвинов. Непонятно, зачем он на соревнования заявился?!" Вас часто путают из-за одинаковых имени и фамилии?

- Меня, собственно, никто не путает: знают, что я давно не метаю.

Литвинов-сын: - Все, кто следит за нашим видом спорта, в курсе, что мы - два разных человека.

- От сына успешного отца всегда ждут, как минимум, повторения его подвигов. Сравнения с родителем психологически давят?

- С одной стороны, давят - все же судят по отцовскому результату 84,80. С другой стороны, меня это заводит, появляется дополнительный стимул соответствовать заданной планке.

ставки на спорт