БукмекерПаб
Новости

Ким Коллинз. Человек-стадион

На прошлой неделе гостем редакции "СЭ" был чемпион мира 2003 года на стометровке и самый известный в истории гражданин крошечного островного государства Сент-Киттс и Невис.

Коллинз приехал к нам поздним вечером, когда в редакции еще не тихо, но уже пустынно. И прямо с порога удивил своим внешним видом. По телевизору все спринтеры выглядят почти одинаково внушительно - таков уж эффект телевизионной картинки. Но по сравнению с высоченным Усэйном Болтом и широченным Асафой Пауэллом Ким смотрится невысоким щуплым пареньком. Впрочем, с отменным аппетитом, ибо отсутствие оного не позволило бы ему съесть половину бутербродных запасов редакционного бара. В этом нелегком деле Коллинзу активно помогала его супруга Паола с Ямайки, она же - тренер Кима по физической подготовке. Так, за бутербродами, и прошла наша полуторачасовая беседа.

БУТЕРБРОД ПЕРВЫЙ: ПРО "ОСТРОВНОЙ" МЕНТАЛИТЕТ И СВАДЬБУ

- Как добирались до России из такого далека, как Сент-Киттс и Невис, Ким?

- Прямого рейса между странами нет. Нужно сначала лететь часов 10 до Амстердама или Лондона. Хотя на самом деле прибыл я из Кингстона, где живу уже семь лет. Кстати, неподалеку от Усэйна Болта.

- Вот что мы вычитали о Сент-Киттс и Невис. Государство с населением 40 тысяч человек, 300 км автомобильных дорог, столица - Бастер. Правление - конституционная монархия, королеву Великобритании на островах представляет генерал-губернатор.

- Ну да, все правильно. Сент-Киттс и Невис - это два крошечных острова в Карибском бассейне. Расстояние между ними от силы две мили. Во всяком случае, с одного острова хорошо виден другой. Я сам родом с острова Сент-Киттс, который можно проехать с запада на восток на хорошей машине минут за двадцать.

- Вы, должно быть, очень известный на родине человек?

Паола: - О, это отдельная тема для разговора. В Сент-Киттс и Невис есть улица Кима Коллинза. Недавно там построили первый в стране легкоатлетический стадион, который назван именем Кима. Он самый популярный человек в своей стране. Впрочем, прохода Киму не дают даже на Ямайке.

Коллинз: - На Ямайке с этим очень просто. Если тебя знают, то боготворят. На пограничном контроле в Кингстоне таможенники знают меня в лицо и, как правило, без очереди ставят штамп в паспорте. Смешно, но в Сент-Киттс и Невис все по-другому. Даже если дома у таможенника висит во всю стену мой портрет, он меня никогда не "узнает", долго будет разглядывать паспорт, а потом еще залезет в сумку, искать взрывчатку. Это издержки "островного" менталитета.

Паола: - Я вам другую историю расскажу. Мы поженились в прошлом году. Сходили за разрешением в генерал-губернаторство, а там "слили" информацию журналистам. Что тут началось! Дескать, наш Ким женится на какой-то мымре с Ямайки. Кто такая? Почему не знаем? В общем, было весело.

Коллинз: - Но никто не знал места, где мы будем венчаться. В итоге церемония прошла еще до восхода солнца - пока вся страна спала.

- Очень романтично. Но к чему такая секретность?

- Вы плохо представляете масштабы события. Мы не могли себе позволить приглашать гостей. Честно. Я даже собственную семью в полном составе не смог позвать. Как бы вам объяснить? У моей мамы сейчас 22 внука. И один правнук. Я даже не скажу точно, сколько у меня двоюродных братьев. Что касается числа дядей и тетей, то я со счету сбился уже очень давно. Добавьте сюда друзей, коллег по спорту, тренеров, агентов и прочих знакомых семьи. Короче, на этой свадьбе гуляла бы вся страна.

- Мы правильно поняли, что вы понятия не имеете, какова численность вашей семьи?

- С дядями и тетями? Не знаю. Сколько, говорите, - шестьдесят? Да вы что, смеетесь? Человек сто пятьдесят, не меньше. Я иногда по улице иду, а мне какой-нибудь незнакомый парень кричит: "Здорово, братан!" А вы говорите…

- Когда Болт в Пекине выиграл три золотые медали, установив три мировых рекорда, Ямайка сошла с ума. Что же происходило в Сент-Киттс и Невис, когда вы стали чемпионом мира?

- Примерно то же самое. Когда пришло известие о моей победе, праздновала вся страна. Люди слушали результаты по радио и останавливали машины посреди дороги. Учреждения в стране закрылись - все разбежались по домам смотреть новости. Мне потом рассказывали, что в ту ночь пили даже трезвенники. И я вам больше скажу - любой гражданин Сент-Киттс и Невис, разбуди его посреди ночи, назовет вам точное время и место, где его застала новость о моей победе. Это невероятно! Это, безусловно, главное международное событие в жизни целого поколения людей. Они еще просто не осознали это. Вот когда я закончу со спортом и мои последователи будут бороться за выход в полуфинал чемпионата мира на стометровке, то вспомнят, что был когда-то такой парень, Ким Коллинз. Вот он был неплох!

БУТЕРБРОД ВТОРОЙ: ПРО ФАЛЬСТАРТЫ И "ШЕПТУНОВ"

- Ким, на турнире Moscow Open с вами случился конфуз. Какая муха укусила вас на старте?

- Я очень расстроился. Ведь это всего лишь третий случай в жизни, когда меня дисквалифицировали на официальных соревнованиях. А ведь я выступаю уже 17 лет. Больше всего я расстроился за тех людей, которые пришли посмотреть на мой бег. Мне очень неудобно перед ними.

- Как фальстарт оказывает влияние на психику спортсмена? Можно ли это сравнить, скажем, с нокаутом, после которого боксеры долго не могут прийти в себя?

- Самый неприятный в этом смысле фальстарт - первый. Потом уже проще. Но это, конечно, никакой не нокаут. Куда хуже пробежать всю дистанцию и проиграть, нежели совершить фальстарт и не бежать вовсе. Вот в воскресенье в Жуковском (Коллинз выиграл на Мемориале Знаменских стометровку с результатом 10,27. - Прим. "СЭ") я буду сверхосторожен. Наверное, дождусь, пока с колодок уйдут все остальные и только потом спрошу хронометриста: "Мне можно?"

- Вы уже в четвертый раз приехали в Москву, несмотря на то, что это, прямо скажем, не самый известный в мире город с точки зрения традиций спринта. Почему вам так нравится выступать здесь?

- Впервые в России я побывал в 2003-м. На улице стоял холод, выступать было некомфортно. Но пару лет назад я приехал снова, и все оказалось на высоком уровне, в том числе и погода. Но главное, наверное, заключается в том, как здесь ко мне относятся. Встречают в аэропорту, постоянно опекают, решают мелкие проблемы. Это нетипично для мировой легкой атлетики. И потому подкупает.

- А что типично?

- Может, у меня возникнут проблемы, но я скажу правду. В плане отношения к спортсмену "малые" турниры - небо и земля по сравнению с "большими", например, из серии "Золотой лиги". Там никого не интересует, как ты доберешься до аэропорта, как будешь проводить свободное время. Есть контракт - выполняй.

- Неужели даже Болт и Исинбаева берут такси из аэропорта?

- Не-е-т, суперзвезд это не касается. Их встречают по высшему разряду. Но таких единицы. Тем не менее и Болт, и Исинбаева прошли через то, о чем я рассказываю.

- Когда вы стали чемпионом мира, разве отношение к вам со стороны организаторов турниров не изменилось?

- Изменилось. Но я продолжал вести себя так, как вел раньше. Не выдвигал никаких требований. Многие спортсмены, быстро пробежав или высоко прыгнув, сильно задирают нос. "Автограф? Нет, я сейчас очень занят". Ну или что-то в этом духе. Когда я вижу подобное, так и хочется сказать: "Эй, парень, это всего лишь движение руки". К слову, Елена (Исинбаева. - Прим. "СЭ") в этом смысле образец поведения. Вежливая, приветливая, всегда корректно ведет себя по отношению к болельщикам.

- Кто из спринтеров играет в "хорошего парня"?

- Пфф… Так или иначе в "хороших" или "плохих" играют все. Спринт - очень специфическая дисциплина. Друзей здесь не бывает. Спринт - это война. Каждый с удовольствием "сожрет" другого, только дай такую возможность. И хотя вне дорожки никто друг к другу ненависти не испытывает, но даже приятельскими отношениями там и не пахнет.

- Иными словами, вы не можете пойти с тем же Асафой Пауэллом выпить пива после соревнований, за жизнь поговорить?

- Да ну о чем вы? Каждый живет в своем мирке. И вроде, кажется, человек тебе симпатичен и ты не против выбраться с ним куда-нибудь в город, но когда наступает момент принимать решение, ты молчишь или отводишь взгляд. К тому же вокруг тебя всегда крутятся разные люди, я их называю "шептунами". Когда ты пытаешься наладить с кем-либо контакт, "шептун" обязательно нашепчет тебе: "Да зачем ты с ним общаешься? Ведь ты лучше!"

- Ну, когда идут соревнования, - это понятно. Аэропорты, гостиницы, суета. Но есть же ведь специальные тренировочные лагеря, где вы можете общаться в более расслабленной обстановке.

- Все равно никто не общается. Потренировался и заперся в номере. Такая ситуация, поймите меня правильно, не только в спринте. Во всех дисциплинах, где крутятся большие деньги. Завтра ты на соревнованиях отберешь у парня его деньги, на которые он мог бы построить дом или купить себе новую машину, так зачем он сегодня будет тебе улыбаться? Так что спринт - это дисциплина, где много-много негатива вокруг.

- Расскажите, что собой представляют Болт, Пауэлл и другие спринтеры вне дорожки.

- Асафа, определенно, классный парень. Да и Болт тоже. У меня нет о них мнения как такового. Я не вижу их вне дорожки, не "чувствую" как людей. Они знаменитости, вынужденные жить скрытно. Если мне надо сходить в супермаркет, то для меня это не проблема, а вот для Болта - проблема. Усэйна и Асафу вы никогда не увидите расхаживающими по улице. Я уже говорил, что мы с Болтом соседи в Кингстоне, но я его ни разу не видел! И в гости как-то не тянет - там полно охраны. Мне однажды рассказывали, что к Болту не смогли попасть сборщики допинг-проб. Их просто не пропустила охрана. Возник небольшой скандал по этому поводу, но я могу понять этих ребят. Им сказано - никого не пускать! И они просто не хотели потерять работу.

БУТЕРБРОД ТРЕТИЙ: ПРО МЕМУАРЫ И "ГРЯЗЬ" В СПОРТЕ

- Принято считать, что вы выиграли чемпионат мира в 2003-м случайно. Мол, выскочили непонятно откуда. На самом деле мы отлично помним, какие высокие результаты вы показывали годом ранее, в 2002-м, когда трижды выбежали из 10 секунд.

- Это правда. Тогда я получал удовольствие от бега! Любил бывать на стадионе, тренироваться, выступать. Меня не заботило, сколько денег мне заплатят за выступление, я никогда не спрашивал об этом менеджера. Я был просто счастлив ездить по разным городам и соревноваться. А после Парижа начались проблемы. Менеджер стала говорить: "Ты не можешь ехать туда-то, а здесь тебе не заплатят денег", ну и все в таком духе. Это многое изменило…

- Можно ли теперь, когда вам 33, вернуть все обратно?

- Я очень стараюсь! Но сложно избегать ненужной информации, отрешиться от посторонних вещей. Вот с финансовым вопросом у меня по-прежнему никаких проблем и комплексов нет. Если я хочу бежать, то сделаю это и за пять долларов.

- Тот день, когда вы стали чемпионом мира, - лучший в вашей жизни?

- Да уж, чего там скрывать. Но ты не можешь прожить тот день заново. История уже случилась. Остаются лишь одни воспоминания.

- Книгу бы вам написать, она бы стала бестселлером. Во всяком случае, в странах Карибского бассейна.

- Да надо, конечно. Но пока руки не доходят. Писать бы я хотел сам, но это, оказывается, гораздо сложнее, чем я думал. А книгу я хочу написать не только о том, как я стал чемпионом мира. В конце концов, это интересно не такому уж большому количеству людей. А вот написать про спорт в целом, основываясь на моем опыте, было бы занятно. И поучительно для многих.

- Одного такого писателя мы знаем. Дуэйну Чэмберсу после его сенсационных откровений отказывают организаторы большинства турниров.

- М-да. Но я бы хотел написать не о том, как сам принимал допинг, тем более что я этого не делаю, а о том, как это происходит во всем мире. И начинается в детском возрасте. Ведь это целая система!

- Вы в легкой атлетике 17 лет и знаете по поводу допинга многое. Бывает такое, что, выходя на старт, осматриваете своих соперников и делаете выводы: вот тот наверняка "грязный", а этот вроде бы "чистый"?

- Мысль я понял. Я доподлинно знаю одно: в спринте есть люди, которые используют запрещенные препараты. Чтобы понять это, нужно слушать их интервью. Если спортсмен или тренер все время повторяет, что он победит, что едет за победой, у меня это вызывает подозрения. Если кто-то на сто процентов уверен в том, что не может проиграть, значит, он "грязный". Если тренер говорит, что его парень побьет рекорд, значит, он "грязный". Почему я так считаю? Потому что нельзя со стопроцентной уверенностью говорить о том, о чем никому знать не дано. Если только им не известна какая-то информация, секретная для всех остальных.

- Теперь мы поняли мысль. Если завтра русский спринтер выиграет у Болта, вы подумаете про него - "грязный"?

- Не стоит думать, что русские спортсмены не могут бегать столь же быстро, как Усэйн. Возможно, и могут. Но для этого им нужно жить и тренироваться, например, на Ямайке. Теплая погода способствует хорошим результатам.

Паола: - Как-то на BBC я смотрела интересную передачу, специально для которой было проведено научное исследование. Так вот, в "холодных" странах очень большое количество атлетов просто перетренировано. За олимпийский цикл их тела просто истощаются. Я как тренер могу сказать: тренируйтесь, пожалуйста, два раза в день, а не десять. Это сохранит ваше тело, позволит избежать ненужной нагрузки и в конце концов приведет к более высоким результатам.

- В легкой атлетике есть дисциплины, где мировые рекорды обновляются крайне редко. Но к спринту это не относится. Почему?

- Я думаю, дело в том, что в спринте все соперники в забеге могут пробежать примерно на одном уровне. Для меня идеал спринта - женский финал на чемпионате мира-2007 в Осаке, когда вся восьмерка разминулась в сотые секунды. В других, более длинных бегах невозможно себе представить, чтобы все финишировали в одно время. Поэтому вопрос там стоит так: насколько быстро я могу пробежать? А в спринте - насколько быстро я могу пробежать, если мой соперник побежит еще быстрее? Чувствуете разницу?

- Когда на дорожку выходит Болт, нам кажется, что вопрос о том, кто прибежит первым, уже неактуален.

- Ха! Мне рассказывали об одном фотографе, которому удался классный кадр в Пекине. Он запечатлел расстояние между Болтом и всеми остальными финалистами на стометровке. Так получилось, что, когда все еще финишировали, Болт уже был чуть ли не на противоположной прямой, празднуя победу. Конечно, это ужасно. Правда, я думаю, что уже в этом году кто-нибудь сумеет приблизиться к нему по скорости. Уверен, что и мировой рекорд в этом сезоне будет побит в очередной раз. Кем? Может, тем же Болтом, может, Тайсоном Гэем.

- А сможет ли человек пробежать стометровку за 9,50?

- Я в этом уверен. Наука и технологии не стоят на месте. Это приводит к тому, что люди тренируются более эффективно, чем ранее. И всякий раз, когда кто-то делает шаг вперед, другой горит желанием его обойти.

ставки на спорт