БукмекерПаб
Новости

Стефан Ламбьель: "Возможно, я немного сумасшедший"

Три с половиной месяца назад двукратный чемпион мира Стефан Ламбьель созвал пресс-конференцию и сообщил о том, что оставляет спорт. Что состояние здоровья не позволяет ему тренироваться в полную силу и что при этом невозможно думать о том, чтобы завоевать третий титул чемпиона мира или олимпийское золото.

Сезон-2008/09 начался без него. Имя швейцарца было вычеркнуто из списков участников "Гран-при". Лишь плакаты от поклонников, которые, как и прежде, продолжали появляться на трибунах, да два места у швейцарской сборной на чемпионате Европы напоминали об одном из самых ярких фигуристов последнего времени.

Сам Ламбьель ушел в шоу. На репетиции одного из них - швейцарского Art on Ice - нам удалось поговорить с фигуристом о том, чем он живет сейчас, три с половиной месяца спустя после столь тяжелого для себя решения.

- Стефан, как здоровье? Как вы себя сейчас чувствуете?

- Лучше. Конечно, я по-прежнему не нахожусь в стопроцентной форме, не могу участвовать в соревнованиях, но могу выступать в шоу. Мне нравится придумывать идеи программ, нравится, когда на трибунах публика, - я вообще люблю кататься. Но шоу и соревнования - это совсем разные вещи. На соревнованиях ты сам по себе, один, сосредоточен на своей, индивидуальной цели. Там нет возможности для общения, ты не можешь говорить с другими фигуристами, самое важное - лед и ты на льду. В шоу обстановка более семейная и эта атмосфера очень мне нравится.

- Но вам нравились и соревнования...

- Да. Но мое время прошло.

- Так грустно слышать от вас такие слова...

- Тем не менее это так.

- Вы как-то сказали, что после принятия решения об уходе грустили еще две недели. И до сих пор есть много людей, которые все еще переживают ваш уход, которым не хватает вас на каждом соревновании, на каждом этапе "Гран-при".

- Это действительно грустная ситуация, потому что мир фигурного катания, мир соревнований сейчас немного болен - из-за новой системы, которая мне кажется очень странной... Мне было очень непросто принимать решение об уходе, потому что я действительно люблю соревноваться. Мне нравилось побеждать, я счастлив, что у меня была возможность почувствовать, что это такое. С этой точки зрения я полностью удовлетворен своей спортивной карьерой. С другой стороны, я никуда не исчезаю. Буду кататься для себя, для публики. И это так здорово, когда нет никаких судей и правил. Когда ты полностью свободен!

- В это сложно поверить. Когда на шоу в Японии вы пробовали прыгнуть четверной прыжок, люди сразу начали говорить: "Он пробует четверной, а значит, наверняка подумывает о том, чтобы..."

- Вовсе нет. Я просто продолжаю тренироваться. Конечно, не так упорно, как раньше, но пробую четверной, пробую тройной аксель. Фигурное катание - это моя жизнь. Вот я и продолжаю, даже катаясь для себя, бросать себе вызов. Для этого не нужны судьи, не нужны соревнования. Когда я в семь лет только начал заниматься фигурным катанием, моей целью было стать чемпионом. Я достиг ее. Но ничуть не меньше мне хотелось стать шоуменом. Наверное, поэтому я и выбрал фигурное катание. Поэтому, повторяю, с моим уходом из соревнований ничего не заканчивается.

Сейчас, кстати, я выступаю не только в Art on Ice: уже после того, как принял решение об уходе из спорта, у меня было шоу в Куршевеле, в Японии - в Нагано и Токио, в Милане в начале января... На каждом из этих шоу я получал громадное удовольствие. Потому что видел, что люди меня ждут.

- Вы следите за соревнованиями?

- Да. С этапов "Гран-при" посмотрел только некоторые избранные видеозаписи. А вот за чемпионатом Европы в Хельсинки следил внимательно. Меня очень порадовал пьедестал в танцах. Я ужасно рад за Шинед и Джона (Керр/Керр. - Прим. "СЭ"), за Феде и Массимо (Файелла/Скалли. - Прим. "СЭ"), и за Хохлову и Новицкого тоже. Мне жаль, что так получилось с Оксаной и Максимом (Домниной и Шабалиным. - Прим. "СЭ"), потому что они мне тоже очень нравятся. Думаю, Максиму до сих пор очень сложно, после той травмы...

На чемпионате мира должно быть тоже очень интересно. Думаю, золото в танцах возьмут либо Тесса и Скотт (Виртю/Моир. - Прим. "СЭ"), либо Хохлова/Новицкий.

В парном катании мне удалось посмотртеть только короткую программу. Очень понравились Мария Мухортова и Максим Траньков. Они вообще нравятся мне больше, чем Кавагути/Смирнов. Последние пробуют в программе слишком много разных элементов, некоторые из которых не выглядят в моем понимании эстетично. И, конечно, нравятся Алена и Робин (Савченко/Шелковыю. - Прим. "СЭ"). Их программа на музыку из фильма "Список Шиндлера" - лучшая. Они в ней так хороши...

- Как вы отреагировали на то, что Джонни Вейр, вместе с которым вы тренировались в США, занял на чемпионате США только пятое место?

- Это была катастрофа... Джонни сейчас, должно быть, очень тяжело. Но я виню в этом новую систему. С моей точки зрения выиграть должен был Эван Лайсачек - по тому, как откатал обе программы. А он остался третьим. Судьи делают иногда очень странные вещи, когда хотят кого-то продвинуть. Новая система это позволяет. Я, например, до сих пор не понимаю, чем руководствуются арбитры, определяя оценку за компоненты: у фигуриста может вообще не быть связующих шагов, но он получает неплохую оценку только потому, что считается хорошим фигуристом. Да, если ты сильный фигурист, то должен по определению получить высокие баллы за владение коньком. Но если у тебя при этом нет связок, значит, оценка должна это тоже отражать. На деле получается, что оба этих компонента оцениваются почти на одном уровне. Но это же нелогично! Не говорю уже о том, что компоненты нередко используют для того, чтоб подтянуть сильного фигуриста, который плохо выступил.

- Но ведь точно так же "спасали" и вас - на прошлогоднем чемпионате Европы в Загребе, когда в короткой программе вы сделали совсем простенький каскад из тройного и двойного тулупов.

- Знаю. Но считаю, что так быть не должно. Нельзя использовать компоненты только для того, чтобы кого-то тянуть, а кого-то топить. Ведь бывает, что выходит на лед фигурист, показывает очень хорошую программу и получает не самые высокие компоненты только потому, что он малоизвестен. Именно этим мне система не нравится: она позволяет подтасовывать результаты.

- Странно слышать такое от вас. Вы всегда очень дипломатично высказывались на эту тему.

- Я просто очень возмущен. Когда сам участвовал в соревнованиях, то никогда не смотрел на оценки. Говорил себе, что не должен ни обсуждать оценки, ни жаловаться на судей. Но сейчас, когда я слежу за соревнованиями как зритель, я прекрасно вижу все эти странности.

Да, в фигурном катании нет абсолютной истины, это - субъективный вид спорта: кто-то тебе нравится, кто-то - нет. Но... Иногда все бывает очень странно.

- Вы часто упоминаете, что не любите новых технологий. Но при этом смотрите видео в Интернете, пользуетесь электронной почтой...

- Да, я пользуюсь Интернетом, чтобы прочесть почту, посмотреть какие-то результаты, посмотреть DVD в разъездах. Это удобно. Но мы столько лет прекрасно жили без этого. Очень много людей, как мне кажется, используют технологии неправильно, неумно. Я думаю, компьютеры очень опасны тем, что многое становится слишком доступным. Если бы не было компьютеров. дети не имели бы доступа ко многим ненужным вещам. Я боюсь этого, скажу честно. Поймите правильно: я не против Интернета, не против компьютеров. Просто утверждаю, что без этих технологий тоже можно жить. И я из таких людей. С моей нынешней работой отказаться от этого невозможно, но в "другой" жизни я хотел бы жить без...

- И без сотового телефона?

- Без сотового, без машин, без телевизора, без компьютера.

- И что бы вы тогда делали? Читали книги?

- Я бы бегал. Путешествовал. Ходил бы в гости. И обязательно бы танцевал.

- Кстати, о книгах. Ваши любимые книги, знаю, грустные, которые плохо заканчиваются. Вы такой пессимист?

- Просто люблю драму.

- Это заставляет вас сильнее чувствовать?

- Да. Например, последний фильм, который я смотрел в кино, был "Подмена" с Анджелиной Джоли. Я так плакал там, в кинотеатре. Мне нравится Анджелина, но она всегда играет в таких дурацких фильмах, всегда дерется, делает какие-то глупые вещи. А в этом фильме действительно можно было увидеть, что она - талантливая актриса. А из книг, последнее, что я читал, была биография Нуриева, танцора. Это не совсем биографическая книга. Частично она основана на реальных фактах, но частично художественная. Мне нравится Нуриев. Было бы здорово, если б можно было вернуться в прошлое и увидеть, как он танцевал.

- Вы несколько раз говорили, что хотите учиться актерскому мастерству, хотите стать актером. А почему не танцором?

- Я танцую на льду. И хотел бы продолжать танцевать. Использовать возможности тела и передавать свои эмоции. С удовольствием пошел бы учиться, но не хочу поспешить, а потом разочароваться в выборе. Но на данный момент у меня просто нет времени думать об этом.

- Какое лечение вы сейчас предпринимаете для травмы, из-за которой были вынуждены оставить спорт?

- Делаю специальные упражнения с эластическим бинтом, укрепляю травмированную мышцу, мне необходимо раз в неделю делать массаж. В Мюнхене мне сделали специальную ортопедическую стельку, потому что у меня одна нога короче другой. Это всегда так было, но чем больше тренируешься, тем сложнее становится кататься.

- Какие элементы более вредны для такой травмы? И можно ли их избежать?

- Самое тяжелое - это вращения. Но я вынужден их тренировать. Особенно то, что длится 45-50 секунд. Если над ним постоянно не работать, на шоу оно просто не получится. Из прыжков могу назвать "тулуп". Там слишком велика нагрузка на больную ногу при отталкивании. Особенно, когда делаешь четыре оборота.

- Так не делайте!

- Но это - мой любимый прыжок! Я люблю его! Люблю! Возможно, я немного сумасшедший.

- На самом деле это здорово - быть сумасшедшим. Сумасшедшие вещи и придают жизни вкус.

- Именно! Я отдаю себе отчет в том, что не могу сейчас соревноваться, что мое тело не готово для этого, но я не хочу отказываться от того, что люблю. От четверных прыжков, от вращений... Я хочу, чтобы публика знала, что я - здесь и я катаюсь! Это то, что приносит мне счастье.

Реут ГОЛИНСКИ, специально для "СЭ"

ставки на спорт