БукмекерПаб
Новости

Гунде Сван. Великий придумщик

На чемпионате мира в Либереце интервью "СЭ" дал великий швед Гунде Сван - четырехкратный олимпийский чемпион и "отец" конькового хода.

Я назову его - Гунде Сван, и перед мысленным взором сразу целого поколения, заставшего победы великого шведа в Сараево-1984 и Калгари-1988, предстанет красавец мужчина, на подбородке ямочка, на голове разноцветная вязаная шапка, в красивом белоснежном лыжном комбинезоне и с шелковым шарфом в крапинку.

Сегодня 47-летний Сван, полтора года назад вернувшийся в лыжи в качестве генерального менеджера сборной Швеции, выглядит несколько иначе. Но, впрочем, не менее внушительно. Одного взгляда на современного Свана достаточно, чтобы понять: этот человек За Многое В Ответе. Изрыгающая страшные звуки рация на груди, подведенный к губам микрофон, словно у поп-звезды на концерте. Точеные черты лица викинга, волевой подбородок и абсолютная уверенность в себе.

О том, каково место Свана в летописи мировых лыж, невозможно рассказать в нескольких фразах. Пожалуй, для этого может не хватить и целой книги. Он был не только блестящим спортсменом, но и гениальным изобретателем. Неслучайно именно его считают "отцом" конькового хода, перевернувшего в середине 1980-х представление о том, как быстро могут бежать лыжники. Да и в дальнейшем Сван фонтанировал новыми идеями в тех областях технического прогресса, где остальных просто несло по течению. В спорте для него не существовало мелочей. Потому-то и называли его великим придумщиком.

СИМПАТИЗИРУЮ ЛЕГКОВУ И ДЕВЯТЬЯРОВУ

- Гунде, что скажете о катастрофическом выступлении сборной России в эстафетных гонках? И мужчины, и женщины показали худшие за всю историю выступлений на мировых первенствах результаты.

- Я бы не спешил называть это катастрофой. В вас, русских, просто играют былые амбиции - вы привыкли быть первыми. Что вам действительно нужно, так это немного опуститься на землю, разобраться в себе и начать обратное восхождение. Оно может не быть резким, но главное, чтобы оно вообще было. Это еще далеко не катастрофа, поверьте.

- После ухода прославленного поколения Вяльбе, Лазутиной, Даниловой, Прокуророва и других, очевидно, что в России не сумели вырастить равноценную им замену.

- Ну так что же, только в России меняются поколения? Нет, не только. В Швеции мы также сталкивались с подобным. Это нормально. Да и не нужно вовсе сравнивать эти поколения. Эти ребята, что выступают сейчас за Россию, росли в совершенно иных условиях.

- Что конкретно можете сказать о ведущих российских лыжниках - Чепаловой, Рочеве, Легкове?

- Конкретно - ничего. У меня нет с ними практически никакого контакта, по ходу сезона я езжу далеко не на все этапы Кубка мира. С моей нынешней должностью не всегда остается время, собственно, на сами лыжи. Организация, финансы, общение с прессой - все это отнимает столько времени, что порой некогда взглянуть на лыжню. Так что я, пожалуй, воздержусь от каких-либо комментариев.

- Вы выиграли медали в 80 процентах гонок, в которых приняли участие (по подсчетам коллег из шведской газеты Aftonbladet, в 489 из 615. - Прим. С.Б.). А вот трехкратная олимпийская чемпионка Чепалова в интервью нашей газете на днях сказала, что достаточно выиграла для России медалей, чтобы сейчас иметь возможность побыть тридцатой. Что думаете по поводу такой позиции?

- Вы опять ждете от меня конкретного ответа. Поймите, сейчас лыжи совсем не те, что были в мое время. Слишком много стало сильных гонщиков, слишком много стран борются за победу. Невозможно, чтобы один человек выигрывал медали во всех гонках! Забудьте те времена. Они остались в прошлом.

- Легендарный лыжник Владимир Смирнов сказал как-то, что рад был бы познакомиться с вами ближе, но вы были не слишком коммуникабельным и открытым. Вы до сих пор такой?

- Я всегда считал одним из основных своих преимуществ как раз умение полностью концентрироваться на спорте, не обращая больше ни на что внимания. Скорее всего, это одна из основных причин, почему я был когда-то так хорош. Как вы сейчас видите, я охотно общаюсь не только с шведскими журналистами, но и со своими коллегами из других сборных. Быть открытым для людей стало частью моей нынешней профессии. До возращения в лыжи я работал на телевидении, и зачастую люди, которых мы приглашали для участия в шоу, отказывались узнавать меня. Когда я бегал, то был таким (хмурит лицо), а после - таким (расплывается в улыбке). Настолько большая перемена произошла! Так что все очень просто. И ничего личного.

- Кто из наших лыжников вам наиболее симпатичен?

- Из российских, пожалуй, Легков. Он упал здесь, в Либереце, на последнем спуске в дуатлоне, что открыло нашему Содергрену дорогу к серебру. Из советских, наверное, Девятьяров. Который упал во время эстафеты в Калгари, преследуя меня на спуске на третьем этапе. (Хохочет) Не забудьте написать, что это шутка.

ПРОШУ ПРОЩЕНИЯ У ВСЕХ УВОЛЕННЫХ В СССР ТРЕНЕРОВ

- Многие люди считают, что именно вы стали первым в мире лыжником, который начал использовать коньковый ход. Что, откровенно говоря, не совсем правда. Первым так называемый полуконьковый ход применил в конце 1970-х финн Ситтонен. Потом его развил американец Кох, многократно отталкиваясь одной из ног, пока другая скользила параллельно.

- Все правильно. Но я был, возможно, первым, кто подошел к коньковому ходу настолько серьезно. Усовершенствовал его, сделал по-настоящему эффективным. Наверное, поэтому меня называют первопроходцем. Я не обижаюсь, впрочем.

- Полуконьковый ход давал эффект по сравнению с классическим. Тем не менее вы не остановились на достигнутом и вскоре применили полноценный коньковый ход. Помните первую гонку, которую вы пробежали, толкаясь двумя ногами одновременно?

- Кажется, это было в конце 85-го. Да, точно, чемпионат мира в Зеефельде закончился весной. Потом прошло какое-то время, и я впервые пробежал полноценным коньком.

- Какова была реакция окружающих?

- Многие говорили, что без смазки бегать таким образом невозможно. Но я доказал обратное. И вскоре так стали бегать все.

- Ваши соперники случайно не говорили вам: "Эй, парень, так нечестно"?

- Не-е-т. Они наблюдали за мной. Внимательно наблюдали. Что они могли сказать против, когда я сделал за них всю работу?

- Столь массовое внедрение конька вызвало легкую панику в Советском Союзе, и перед Играми в Калгари наши спортсмены стали массово переучиваться бегать коньковым ходом.

- Да, примерно в это время. Во всяком случае, совершенно точно в тот олимпийский цикл. Мне трудно сказать, почему в СССР так запоздали с переходом на конек. Может, многим казалось, что не стоит менять систему, которая приносит результат? Или же они не верили, что будущее за коньком. Это ведь сейчас настолько все очевидно, не забывайте и об этом...

Если мне не изменяет память, отдельные советские лыжники пробовали соревноваться коньком уже в Зеефельде. Но бежать этим стилем одно. Побеждать - другое. Конек - это совершенно иная работа, по сравнению с классикой, в нем задействованы несколько иные группы мышц.

Помню, приехал я в Сыктывкар. На дворе, кажется, был 1985 год. Там меня все время снимали на камеру: как я бежал коньком, как отталкивался двумя палками одновременно. Так что я бы сказал, что дело не в том, что русские не умели бегать коньком. Скорее они просто не верили в то, что именно за счет этого стиля можно побеждать.

- Известно ли вам, что именно вы уволили немало тренеров в Советском Союзе? Они лишились своих постов после того, как стало окончательно ясно, что конек дает значительное преимущество по сравнению с классикой.

- (Смеется.) Первый раз слышу. В таком случае пусть примут мои запоздалые извинения.

- В СССР считали тогда, что конек не работает в сильные холода, которые тогда случались чаще, чем в наши дни.

- Да нет, он работал.

- Помните, как за день до начала первенства в Зеефельде вы снова проявили себя изобретателем, выйдя на трассу не с двумя палками, а с одной?

- О, да! Это, собственно, была не палка, скорее мини-шест. 210 сантиметров. (Имитирует движение.) Работал я им по тому же принципу, что и каноисты с веслом.

- А зачем, собственно, нужны были эти показательные выступления?

- Чемпионат вот-вот должен был начаться, а люди из FIS (Международной федерации лыжных видов спорта. - Прим. С.Б.) все никак не могли определиться, как мы будем бегать. Разрешат нам бегать коньком или нет? В те дни шла большая дискуссия на этот счет. Я сказал: "Ребята, если вы не создадите правил, тогда мы сами будем их придумывать". Ну и вышел с этим шестом, чтобы показать: если вы запретите конек, тогда мы предложим еще один способ передвижения. В общем, весело было. Через 24 часа после того, как я устроил им показательные, как вы говорите, выступления, FIS объявил о введении нового правила: не разрешается использование во время гонки одной палки или шеста.

- Расстроились?

- Да бросьте, это не тот случай. Просто я дал им понять, что с правилами нужно определяться заранее, а не по ходу соревнований. Хотя бы перед началом сезона. А то вышло так, что некоторые стали бегать коньком, а потом вдруг начались разговоры: дескать, а не запретить ли нам все это дело? Запрещайте себе на здоровье, только заранее! Чтобы у спортсменов было четкое понимание того, как именно им следует тренироваться. Тогда, в середине 80-х, лыжи переживали рождение новой эры. Можно было придумать все что угодно!

- Ну так вы и придумывали! То коньковый ход, то шест вот этот. Читал еще, что вы использовали более легкий сплав для наконечников лыжных палок, облегчив их на 4 грамма по сравнению со стандартными. На "полтиннике", вероятно, эти четыре грамма давали эффект.

- Давали. Собственно, с тех пор мало что изменилось. Я до сих пор пытаюсь что-нибудь придумать.

ПИХЛЕР НЕ ПОДУМАЛ О ПОСЛЕДСТВИЯХ СВОИХ СЛОВ

- Вы ушли из спорта в 29 лет. Сегодня это возраст расцвета лыжника. Лично я слышал три версии, почему вы решили так рано завершить карьеру.

- Целых три?

- Давайте я вам их озвучу, а вы дадите правильный ответ. Итак, версия первая. В конце 1980-х - начале 1990-х соревнования все чаще стали проводить в среднегорье, где у вас дела шли не так хорошо, как на равнине. Вторая. Недостаток мотивации. В 1991 году вы уже были 4-кратным олимпийским чемпионом и 7-кратным чемпионом мира. И версия номер три. "Эффект неожиданности" конькового хода постепенно сошел на нет. Во всем мире настолько освоили этот стиль, что он перестал приносить вам преимущество.

- На самом деле причина в потере мотивации. Я действительно на тот момент выиграл все. Как вам объяснить? Быть на вершине - значит быть там ежедневно, от одного соревнования к другому. В какой-то момент я понял, что быстрее бегать уже не стану. А тогда какой смысл продолжать бегать на том же уровне, когда покорены все вершины?

- Не обидно, что многие помнят вас не как 4-кратного олимпийского чемпиона, а как "того самого, который начал бегать коньком"?

- Совершенно не обидно. Мне важно, что люди вообще помнят мое имя. Хотя, если честно, я сам не большой любитель копаться в прошлом.

- Мне рассказывали, что для Швеции вы были гордостью нации. Примером для подражания молодежи.

- Может быть, когда-то давно. Сегодня у молодежи другие кумиры.

- Говорят, будучи атлетом, вы вовсе не употребляли алкоголь, позволяя себе бокал шампанского лишь в день свадьбы.

- А я и сейчас не пью.

- Вы были успешным телевизионным ведущим в Швеции, но ушли с экранов. Неужели там меньше платят?

- Гораздо больше, чем в лыжах. Но не в деньгах дело. Просто в какой-то момент я понял, что должен отдать родине долг, сделать что-то полезное для шведских лыж. В конце концов я многим обязан Швеции и ее народу, поэтому будем считать, что я взвалил на себя общественную нагрузку. Последние два сезона превратились для меня в своеобразный "час расплаты".

- После завершения карьеры вы какое-то время занимались ралли и даже становились призером чемпионата Европы. Причем утверждали, что хотите доказать, что успех зависит не от таланта, а от профессионального подхода к тому, чем занимаетесь.

- Так и есть. И думаю, мне удалось подтвердить этот тезис во время гонок. За свою жизнь я принял участие в бесчисленном количестве пресс-конференций, где мне постоянно говорили: дескать, парень, тебе легко побеждать в лыжах, потому что ты рожден для этого. Вот я и занялся ралли, чтобы доказать: если ты по своей сути человек системный и профессионально относишься к тому, чем занимаешься, тебя ждет успех везде. Мой девиз таков: если ты чем-то занялся, то делай это на сто процентов. Или не берись вовсе.

- Можете назвать пропорцию таланта и работоспособности, которая обязательно приведет к успеху в лыжных гонках?

- Хочется думать, что могу. 97 процентов труда и 3 процента таланта. А чему вы так удивляетесь?

- Не думал, что вы отведете таланту так мало места.

- Не так уж и мало. И потом, именно эти три процента, как правило, решают, сумеет ли человек стать олимпийским чемпионом или нет. Одна лишь голая пахота не приведет к выдающимся результатам.

- Вы однажды сказали, что допинг нужно приравнять к наркотикам. Можете развить тему?

- Да, я так считаю. Нужно быть максимально жесткими в этом вопросе, иначе люди потеряют интерес к лыжам. Речь ведь идет именно об этом, не меньше. Зритель, наблюдая за гонками, не должен даже держать в голове вероятность того, что кто-то может употреблять допинг. Нужно посылать сигналы аудитории и самим спортсменам. Если ты обманываешь, то будешь наказан. И наказан жестко.

- В России люди, пожалуй, излишне толерантны к тем, кто попался на допинге. Насколько терпимо к допингу шведское общество?

- Не хотел бы говорить от имени всех шведов. Но в принципе, если шведский лыжник попадется на допинге, ему будет крайне сложно вернуть себе доверие людей. В шведских лыжах пока не было положительных допинг-проб. И, надеюсь, никогда не будет.

- Вы наверняка в курсе недавнего допинг-скандала в биатлоне, где поймали сразу трое россиян. Но я хочу спросить не об этом. Как вы считаете, насколько корректно повел себя тренер биатлонной сборной Швеции Вольфганг Пихлер, публично затеяв кампанию по отлучению команды России от участия в чемпионате мира?

- Не уверен, что в деталях знаю, как все было на самом деле. Конечно, заниматься допинговыми делами задача WADA и Международной федерации биатлона, а не тренеров. Но... (Долгая пауза.) Все мы люди. И в любом деле присутствует личностный фактор, когда к бизнесу примешивается твое персональное отношение к тому, что произошло. Думаю, что Вольфганг не успел подумать о последствиях своих заявлений. Мы немного знакомы с ним. Поверьте, он вот такой правдоруб абсолютно во всем.

- Что скажете, если к вам когда-нибудь подойдут люди в форме сборной России и скажут: "Гунде, поработай в нашей команде!"?

- (Смеется.) Я едва ли отвечу согласием. У меня подрастают дети, которым нужно уделять массу внимания. Да и потом, я стараюсь передать новому поколению шведских лыжников тот опыт, который в свое время передали мне старшие товарищи. Этот вопрос долга. Не думаю, что я когда-либо буду работать с любой другой командой, кроме шведской.

Либерец - Москва

ставки на спорт